Бесплатная горячая линия

8 800 700-88-16
Главная - Другое - Русские в уругвае история и современность

Русские в уругвае история и современность

Русские в уругвае история и современность

Русская диаспора в Сан-Хавьере


Еще в начале 20 века, когда в Уругвай хлынула первая волна русских иммигрантов. Выжить переселенцам, в незнакомой и в такой непохожей на Россию стране, помогла сплоченность. Образовывались общины, а в конце концов и целый русский городок — Сан-Хавьер. Существует город до сих пор и расположен на границе с Аргентиной.

История заселения русской диаспоры увлекательна и интересна. Первые русские поселенцы в количестве 900 человек, приплыли к берегам Уругвая в 1913 году. Иммигранты относились к религиозному течению под названием «Новоизраильская община», которые были вынуждены иммигрировать из-за притеснения на родине.

Уругвай был выбран не случайно.

В те годы, президент страны Хосе Батлье-и-Ордоньес приглашал любых иммигрантов для развития сельского хозяйства и обеспечения роста экономики. Поскитавшись по стране, переселенцы облюбовали нетронутую территорию и основали поселение Сан-Хавьер. Наставником секты был Василий Лубков.

Сплоченность помогла иммигрантам в тяжелые времена, все делалось сообща, вместе строили дома, работали на полях, воспитывали детей, делили еду.

Дома строились на русский манер, деревянная изба с русской печкой. Именно первые русские иммигранты завезли в страну и начали выращивать подсолнечник. Местные жители только смеялись над тем как эти странные русские засеивают целые поля цветами, но позже оценили этот продукт, и начали изготавливать из него масло.

Со временем город разросся, построили больницы и школы, некоторые переселенцы ушли из общины осваивать другие территории, а новые иммигранты приезжали. Сейчас Сан-Хавьер единственный город в Уругвае, жители которых на 50% этнические русские. Правда по-русски здесь уже практически не разговаривают, в школах не преподают русский язык, а увидеть русские буквы можно лишь на некоторых вывесках.

Однако у каждого второго уругвайца в Сан-Хавьере русская фамилия. Помнит русскую речь только старшее поколение, но даже им трудно разговаривать на нем, а в их русской речи можно услышать слова, которые в России уже давно не услышишь, такие как «опосля», «повертайтесь (поворачивайте)». Русских потомков с русскими корнями со стороны обоих родителей тоже осталось немного, из-за смешанных браков.

О русском происхождении города говорит только бесчисленное количество матрешек, которые можно встретить на улицах города на каждом шагу.

Есть в городе и культурный центр имени Максима Горького, где проводят русские вечера с песнями и танцами. Также напоминает о России местная кухня.

До сих пор уругвайцы в Сан-Хавьере готовят исконно русские блюда — вареники, пироги, блины, борщ. Однако русские потомки невероятно гордятся своими корнями, стараются соблюдать старые русские традиции, а многие даже пытаются найти родственников в далекой России.

Недалеко от Сан-Хавьера расположена община русских староверов, которая образовалась во второй половине 20 века.

В общине всего 200-300 человек, которые очень ревностно соблюдают все русские традиции и обряды. Разговаривают в общине только на русском языке, а дети до 10 лет не обучаются испанскому.

В общину не принимают чужих, попасть сюда может только русский человек.

Журнал ЖЖ

Выжить в столь тяжелых условиях помогла только сплоченность русских поселенцев и мудрость их лидера, Василия Лубкова. Все тяжелые работы русские выполняли вместе, вместе строили дома, вместе трудились на общем поле. Вся еда делилась поровну.

Теплые отношения между Россией и Уругваем установились еще сто пятьдесят лет назад, а именно в 1857-м году, когда царь Александр Первый уведомил президента Уругвая Габриэля Перейру о том, что Россия официально признает независимость его страны.

С тех пор между Уругваем и Россией установились достаточно дружеские отношения, которые укрепились тем, что в 1913-м году русские эмигранты образовали в Уругвае целое поселение. Первая группа поселенцев состояла из трехсот семей. Русские обосновались в департаменте Рио-Негро, на границе с Аргентиной.

Поселку было дано название Сан-Хавьер. Примечательно, что русские перебирались в Латинскую Америку вовсе не от хорошей жизни. В основном это были люди, которых по религиозным соображениям угнетали на родине.

Большинство семей входило в так называемую «Новоизраильскую Общину», которая не подчинялись официально установленному в России православию. В связи с этим члены общины испытывали постоянные притеснения со стороны властей.

Поэтому духовный лидер «Новоизраильской общины», Василий Лубков в начале двадцатого века активно начал искать земли, где членов его общины оставили бы в покое.

Сначала было принято решение переехать на границу с Китаем, но вскоре он узнал, что правительство Уругвая, для заселения пустующих земель, проводит политику, поощряющую иммиграцию.

Но Василий не торопился перевозить общину в Латинскую Америку без предварительной проверки. Поэтому сначала в Уругвай было послано несколько человек, которым чрезвычайно понравилось в Латинской Америке.

В мае 1913-го года в Уругвай приехали первые русские поселенцы. Но как оказалось впоследствии, жизнь в Латинской Америке была отнюдь не такой радужной, как она представлялась членам «Нового Израиля». Сначала русских определили в специальные отели для иммигрантов, откуда их уже должны были переселить на постоянное место жительства.
Сначала русских определили в специальные отели для иммигрантов, откуда их уже должны были переселить на постоянное место жительства. В отеле нужно было провести несколько недель для прохождения карантина.

Но условия там были поистине ужасные, за презентабельным словом «отель» скрывалась обычная ночлежка для бедняков. Иммигрантов селили в плохо отапливаемых бараках, а зима в 1913-м году выдалась холодная.

Кроме того в отелях царила полная антисанитария, поэтому многие заражались разного рода заболеваниями, в первую очередь, это были, конечно же дети. Ближайшие госпитали были только в Монтевидео и больных детей отправляли именно туда, родители тем временем пытались выжить в условиях отеля.

Многие не выдерживали и отправлялись на поиски заработков в другие районы Уругвая, а некоторые и вовсе вернулись в Россию. Дети тем временем оставались в Монтевидео.

Так в первый месяц в Латинской Америке многие из них навсегда потеряли родителей.

В конце концов русские поселенцы поняли, что ждать больше нельзя и решили обратится к властям с требованием обещанных земель. На их просьбу откликнулся парламентарий от Национальной партии, Альберто Эспальтер.

Он настолько проникся историей русских эмигрантов, что пообещал отдать им свои земли на берегу реки Уругвай, на границе с Аргентиной. Альберто сдержал свое обещание и 27-го июля 1913-го года русские прибыли в Рио-Негро и образовали там поселение Сан-Хавьер. Однако на этом страдания общины «Новый Израиль» не закончились.

Земли, выделенные им были абсолютно пустынными и жить первое время было негде.

Поэтому поселенцам, чтобы выжить пришлось рыть своеобразные землянки — они выкапывали окопы и складывали на их дно все теплые вещи, так они смогли выдержать холодную зиму. Вскоре русские стали выкорчевывать лес и возводить поля, которые засеивались различными зерновыми и плодовыми культурами.

Почва была очень плодородной, и на урожай не приходилось жаловаться.

Но в 1915-м году практически весь урожай съела саранча. Выжить в столь тяжелых условиях помогла только сплоченность русских поселенцев и мудрость их лидера, Василия Лубкова (впоследствии членов «Нового Израиля» даже стали называть «лубковцы»). Все тяжелые работы русские выполняли вместе, вместе строили дома, вместе трудились на общем поле.
Все тяжелые работы русские выполняли вместе, вместе строили дома, вместе трудились на общем поле.

Вся еда делилась поровну. Вместе с культурой и обычаями, русские привезли в Уругвай и незнакомую для тех мест сельскохозяйственную культуру – подсолнечник. И сначала уругвайцы даже подсмеивались и говорили, что сумасшедшие русские засеивают целые поля цветами.

Но вскоре они смогли оценить вкусовые качества подсолнечного масла, а ведь раньше уругвайцы употребляли в пищу только оливковое и кукурузное масло.

Также русские познакомили местное население с продуктами пчеловодства. Интересно также и то, что несмотря на то, что поселок Сан-Хавьер находился в Латинской Америке, по его виду можно была подумать, что это настоящая русская глубинка.

Все дома строились из дерева, а внутри непременно располагалась русская печь. По прошествии пяти лет, с момента основания Сан-Хавьера, жизнь русских в Уругвае наладилась, но тут в России прогремела революция.

В Уругвай хлынула новая волна русских эмигрантов, которых в отличие от членов «Нового Иерусалима» волновала в основном политика. В связи с этим в Сан-Хавьере начались некоторые разногласия между прибывшими и уже жившими там русскими.

К тому же урожай продолжала уничтожать саранча и помимо всего прочего, возросло недовольство Василием Лубковым, которого даже обвиняли в финансовых махинациях. В 1926-м году полторы сотни человек решило вернуться на родину, так же поступил и Лубков.

Но в России их ждало лишь разочарование, многие бывшие эмигранты подверглись жестоким репрессиям. Однако некоторых все-таки оставили в покое и они поселились в Воронежской области и смогли начать строить свою жизнь заново.

Тем временем жизнь в Сан-Хавьере налаживалась.

Жители поселка активно сотрудничали с еще одной русской общиной, расположенной всего в нескольких километрах от Сан-Хавьера.

Это община была очень малочисленна и в нее входили в основном староверы, но несмотря на это, русские эмигранты поддерживали связь и это помогло им сохранить русскую культуру и традиции. Не забывали поселенцы и об образовании, еще в 1914-м году в Сан-Хавьере была открыта начальная школа, в которой, наряду с общеобразовательными предметами, детей учили испанскому языку. Также в поселок приехал русский врач Василий Венустов, и несмотря на то, что он до конца жизни официально оставался практикантом, ведь у него не было уругвайского диплома, он был потрясающим специалистом.

Здоровье всего Сан-Хавьера было у него в руках.

А в 1928-м году у поселка появился свой футбольный клуб. Во время Второй Мировой Войны жители Сан-Хавьера всеми силами старались помочь СССР, ведь там остались многие их родственники.

Женщины вязали теплые вещи, которые отсылались солдатам на фронт.

Так что в победе над фашизмом есть лепта и русских уругвайцев. В 1943-м году старожилы Сан-Хавьера начали понимать, что несмотря на все их старания русская культура и традиции начинают забываться. Конечно же, этому не стоило удивляться, в поселке росло уже второе поколение детей, в чьих жилах текла, и русская, и уругвайская кровь — многие семьи к тому времени были смешанными.

Поэтому в 1943-м году было принято решение создать Славянский молодежный центр, впоследствии он был переименован в Культурный центр имени Максима Горького.

Несмотря на то, что жизнь русских эмигрантов и их потомков в Сан-Хавьере никогда нельзя было назвать легкой, люди приспособились к ней и даже научились радоваться простым житейским мелочам. Но в середине семидесятых все изменилось.

В Уругвае установилась военная диктатура и на многих жителей Сан-Хавьера, особенно на тех, кто имел постоянные контакты с гражданами СССР, обрушились гонения. Репрессии послужили причиной потери русского языка среди жителей Сан-Хавьера, ведь одно лишь знание русского могло послужить поводом для ареста. Ярым сторонником свержения военной хунты выступил уроженец Сан-Хавьера, Владимир Рослик.

В апреле 1984-го его арестовали и подвергли жестоким пыткам, в результате которых он скончался. Смерть Владимира Рослика вызвала сильный общественный резонанс.

В результате на хунту начали давить многие общественные организации по правам человека, дипломатические представительства и даже нунций Ватикана.

Вскоре правительство военной хунты было свергнуто, а Владимира Рослика посмертно провозгласили национальным героем Уругвая.

С 1985-го года жизнь в Сан-Хавьере вошла в прежнее мирное русло. В поселке все больше внимания уделяется восстановлению русской культуры.

Закрытый во время правления хунты, Культурный центр Максима Горького, возобновляет свою работу, в нем проводятся курсы русского языка, устраиваются обеды национальной русской кухни. Также в Сан-Хавьере был построен музей русской культуры.

Но, к сожалению, сегодня на русском языке в Сан-Хавьере могут изъясняться далеко не все, всего лишь каждый десятый.

Но многие понимают русскую речь. Однако в домах Сан-Хавьера по-прежнему стоят русские печи и можно увидеть прялки. А на званых ужинах там принято подавать пироги, вареники и соленые огурцы. Также в Культурном центре Максима Горького до сих пор проводятся вечера русских народных танцев, где танцоры одеты исключительно в сарафаны и косоворотки.

Также в Культурном центре Максима Горького до сих пор проводятся вечера русских народных танцев, где танцоры одеты исключительно в сарафаны и косоворотки. Костюмы заказываются у мастериц из соседнего русского поселения староверов, Офира.

В Офире, в отличие от Сан-Хавьера до сих пор говорят на чистом русском языке, мужчины ходят с длинными бородами, а женщины заплетают волосы в косы. Кроме того, в Офире можно услышать русские поговорки, давно забытые в России.

Однако, несмотря на то, что жители Офира добились больших успехов в сохранении русской культуры, в Сан-Хавьере к ним относятся несколько пренебрежительно. Староверов называют бородачами и китайцами, ведь они прибыли в Латинскую Америку из Китая, а до Уругвая жили в Бразилии.

Всего в Уругвае на данный момент проживает десять тысяч русских. Русскими в основном называют себя потомки русских эмигрантов, родившиеся в Уругвае и прожившие там всю жизнь, но не забывшие о своих корнях. Сейчас многие жители Сан-Хавьера пытаются наладить связь с родственниками из России, и, к счастью, у многих это получается.

И, невзирая на то, что мало кто из них может похвастаться знанием русского языка, эти люди гордятся своим происхождением и тщательно хранят русскую культуру в далекой Латинской Америке.Источники:http://www.maximogorkisanjavier.org/http://latindex.ru/content/articles/6848/

Ссылки

  1. — Фонд «Русский мир»
  2. — Фонд «Русский мир»

• • • • • • • • • Русские по странам • • • • • • • Бразилия • • • • • • () • • • • • (, , ) • () • • • • • • • • Уругвай • • • • (алфавитный порядок) • • (основные) • • • • (малочисленные) • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • в мире • в Российской империи • в СССР • в странах СНГ и Прибалтике • в Восточной Европе Разное • • • • • ( • • • ) • • • • • • •

Как живут русские в Уругвае

15:20 14/06/2018 ФОТО : / Роман Устинов 25 июня в Самаре в рамках группового этапа чемпионата мира по футболу Россия сыграет с Уругваем. Корреспондент «МИР 24» оказался в этой далекой южноамериканской стране и посмотрел, чем там живут уругвайцы и русские.

– Курить, наверное, едешь? – интересовались у меня на аргентинско-уругвайской границе менялы денег.

Уругвай стал первой среди латиноамериканских стран, легализовавших марихуану, и до сих пор остается единственной, кто разрешает курить коноплю безо всяких медицинских показаний. (В России марихуана относится к I списку запрещённых веществ.

Употребление наркотических веществ на основе марихуаны является административным правонарушением, караемым штрафом. А лицо, занимающееся производством, сбытом, пересылкой наркотических веществ, а также склоняющее к употреблению других, подлежит уголовной ответственности – прим. ред.) Я заверил уругвайцев, что наркотики меня не интересуют вовсе, но они, кажется, не поверили.

Несколько дней спустя, когда я искал ночлег в городке с грозным названием Пунта-дель-Дьябло («Мыс Дьявола»), сеньора, в дом которой я постучался, увидев табличку «сдаются номера», взволнованно ответила: – Знаешь, я не могу сейчас тебя принять. Этот дом я сдаю только летом, а сейчас, в низкий сезон… Понимаешь, тут не убрано… Грязно немного. Нет… – путалась она. – В общем, на улице холодно, поэтому в комнате растет куст конопли, и я не хочу его тревожить.

Извини, – развела руками сеньора. Я лишь рассмеялся и снял домик по соседству.

Дальнейший мой путь лежал на другой конец страны, в поселение Сан-Хавьер, недавно справившее столетие со дня своего основания. Здесь живут потомки русских эмигрантов, которые в далеком 1913 году сошли на берег Рио Уругвай и заложили тут поселение.

Приехавшие из дореволюционной России сектанты из общины «Новый Израиль» скрывались в те времена от царских гонений. Прибыли они из Воронежа, и в честь этого города тут даже названа одна из улиц. По состоянию на сегодняшний день – это самая крупная община Южного полушария, представители которой являются выходцами из России.

Пока я ехал и знакомился по дороге с уругвайцами, они искренне удивлялись, что я у них делаю. – У вас в России на носу чемпионат, все уругвайцы мечтают оказаться на стадионах Сочи, Ростова и Самары, а ты что зимой забыл в Уругвае?!

Удивительно, уругвайцы даже немного выучили географию далекой России в преддверии предстоящего чемпионата. Объяснять, что футбол меня интересует не сильно больше наркотиков, мне порядком поднадоело. «Поскорей бы закончилась эта футбольная паранойя» – думал я. В Южном полушарии сейчас действительно наступила зима, но в Уругвае она даже мягче, чем в Сочи: снега нет совсем, хотя иногда и дождит.

В Южном полушарии сейчас действительно наступила зима, но в Уругвае она даже мягче, чем в Сочи: снега нет совсем, хотя иногда и дождит.

Уругвай, вместе с соседними Бразилией и Аргентиной, – самые «футбольные» страны всей Латинской Америки. Футболом тут болеют все. На улицах Монтевидео на каждом углу продаются фигурки с популярными игроками предстоящего турнира, а детишки, спешащие в школу, несут под мышками журналы для наклеек на футбольную тематику.

Более того, в университетах, например, иногда отменяют занятия, если играет национальная сборная.

Шансы на то, чтобы завоевать медали на Мундиале, как тут называют Чемпионат Мира по футболу, хоть и пониже, чем у соседей, но отнюдь не нулевые.

Маленький Уругвай с населением в три миллиона человек, в отличие от России, становился чемпионом мира дважды. Последним подвозившим меня до русского поселения оказался полицейский из Сан-Хавьера. – Капитан полиции Никитин, – отрапортовал он мне. – А по-русски Вы говорите? – поинтересовался я. – Нет. Уже в третьем поколении – коренной уругваец, – не то с гордостью, не то с извинениями за то, что не знает ни слова по-русски, ответил он.
– Нет. Уже в третьем поколении – коренной уругваец, – не то с гордостью, не то с извинениями за то, что не знает ни слова по-русски, ответил он.

Было уже темно, и в нескольких километрах от городка у нас пробило колесо. К счастью, совсем скоро мы доехали до нужного места.

По субботам в местном культурном центре имени Максима Горького проходят вечера русских народных танцев.

Ансамбль «Калинка» даже иногда ездит с гастролями в Россию. В этом ансамбле выступают и мои друзья – Леонардо и Иван, молодые сан-хавьерцы.

Первый, несмотря на свой возраст, прекрасно знает абсолютно все фамилии и историю городка, судьбу чуть ли не каждой семьи. В России он никогда не был, но русский язык учить начал.

Причем без помощи родителей: те, увы, по-русски не говорят.

Второй, Иван Иванович, хоть и проучился в Российском университете дружбы народов в Москве почти два года, русский язык знает неважно.

– Всю свою короткую студенческую жизнь я общался, по большей части, с латиноамериканцами: эквадорцами, кубинцами, колумбийцами. А вот уругвайцем во всем университете я оказался единственным. На латиноамериканца тот совсем не похож: светлый, зеленоглазый, да еще и Иван Иванович.

К сожалению, среди остальной молодежи в Сан-Хавьере русским языком больше никто не интересуется. По местному радио «Привет-FM» крутят русскую музыку, но все передачи выходят только на испанском.

Помимо радио и культурного центра, здесь еще сохранился полуразвалившийся музей «Белый дом», кинотеатр «Победа» (фильмы в нем, правда, уже не показывают).

А вот русскую кухню, в отличие от языка, сан-хавьерцы не забывают. На каждом углу продается шашлык, мед, вареники, пироги и квас (правда, напоминает он больше медовуху). Уругвайцы из Монтевидео и других городов приезжают посмотреть на Сан-Хавьер, как на экзотику, отведать холодца и борща.

«Добро пожаловать» – без ошибок приглашает пообедать русский ресторан в центре города. А вот с табличками при входе в туалет интернет-переводчик явно не справился: есть уборная для «людей» и для «женщин». А все дело в том, что испанское слово «hombre» имеет два значения: «человек» и «мужчина».

Недоглядели. Главную площадь украшают гигантские матрешки. В углу площади – мемориальная доска самого известного сан-хавьерца, Владимира Рослика, убитого правительством в годы диктатуры в Уругвае в 1973-1985 годах. – Русских тогда преследовали особенно сильно, – рассказывала мне одна пожилая жительница города.

– Правительство думало, что мы все поголовно коммунисты.

Культурный центр закрыли, пытались сжечь все личные фотографии и документы, по-русски общаться запрещали. Хотя какие мы коммунисты, когда большинство из нас прибыло в Уругвай еще до установления Советской власти в России, а из молодых никто на исторической родине вообще не бывал никогда.

Другим, пожалуй, еще более известным русским сан-хавьерцем в Уругвае, является Забелин – основатель автобусной компании, ныне присутствующей во всех уголках страны. По всему Уругваю ездят новенькие автобусы с его фамилией на борту.

От былой религиозности сан-хавьерцев почти ничего не осталось.

Среди жителей есть и католики, и евангелисты, и свидетели Иеговы, но в воскресенье почти все религиозные сооружения закрыты. Современные сан-хавьерцы, хоть и носят все поголовно русские фамилии, по выходным предпочитают заниматься вполне латиноамериканскими делами: смотреть футбол, жарить асадо (шашлык) и посасывать через трубочку мате. Если у нас на входе в заведения висят предупреждения о запрете на пронос алкогольных напитков, то табличка на двери кинотеатра «Победа» предостерегает на испанском: «Вход с мате категорически воспрещен!» Впрочем, русские традиции в каком-то виде тут сохранились.

Кто-то вручную изготовляет матрешек, кто-то шьет сарафаны на дому, а семейные альбомы и реликвии сохраняются с особой бережливостью.

В испанской речи местных жителей часто вкрапляются русские слова.

На вопрос: «сomo andas?» («Как дела?»), тебе тут ответят «помаленьку», даже если кроме «помаленьку» по-русски отвечающий больше ничего не будет знать. А испанских аналогов «сметаны», «семечек» сан-хавьерцы попросту не признают. Среди самых ранних построек, возведенных первопоселенцами, особое место занимал зал для молений.

«Новый Израиль. Собранье» – значится на вывеске на часовне.

Современные жители, проводя тут изредка совсем не религиозные тусовки, по старой привычке договариваются: – Встретимся у Sabraña. А вот совсем неподалеку от Сан-Хавьера расположена колония настоящих русских староверов. Они приехали сюда из Бразилии гораздо позже, во второй половине прошлого столетия.

А до этого скрывались от коммунистов сначала в России, потом в Китае. Численность их куда меньше двухтысячного Сан-Хавьера – всего несколько сотен человек. Зато язык сохранился прекрасно.

До десяти лет детей даже не начинают обучать испанскому. Школа – единственная в общине – своя, чужаков сюда не пускают. На пристани, в том самом месте, где сто лет назад сошли на берег первые сан-хавьерцы, сидел и рыбачил древний дед.

– Это барбудос («бородач»), – прошептал мне Леонардо. – Тут их все так называют. – Антонио Бочкарев, – протянул он мне руку и заговорил на русском языке.

Язык сильно походил на наш, но изобиловал архаизмами.

– Вот, жена выгнала, теперь живу тут, в палатке. Злая татарка! – проворчал он. «Откуда среди староверов татары?» – удивился я, на четверть татарин, так и не поняв, ругательство это такое, или действительно женой Бочкарева была татарка.

Мы загрузили Бочкарева в свою машину и отправились изучать поселение. Без спросу сюда никого не пускают, тут бородачи живут, молятся, разводят скот – все по канонам дониконовской Руси. А вот фотографировать в селе категорически запрещено.

Жаль было не заснять такую красоту. Девушки в кокошниках и в сарафанах, мужчины с окладистыми бородами на лошадях и в вышитых рубахах – будто бы попал в прошлое. Мы недолго пообщались со староверами.

Они расспрашивали меня про Россию, Сибирь, Камчатку и Латинскую Америку, а один даже, Никит Фефелов, сообщил, что готовится скоро поехать, посмотреть на свою историческую родину. – Подождите, как мундиаль закончится, – предостерег их я. – Но вы знаете… там у нас совсем другая Россия.

Совсем не такая, как у вас. И язык немного другой. – Да мы знаем. – Вареников не продадите? – поинтересовались мы. – В воскресенье работа и продажа запрещена.

Продать не можем. – Ну вы нам дайте пакет, мы денег тут оставим, а вы завтра заберете. Никаких канонов не нарушим! – нашелся я. – Бога не обманешь! – многозначительно поднял большой палец вверх глава общины Марк Черемнов.

– Но так, с собой, подарим. Отчего ж не подарить?

Мы распрощались со староверами и отправились обратно в город.

Совсем скоро уругвайская сборная сыграет с нашей в Самаре.

Накануне матча в Сан-Хавьере состоятся большие гуляния по этому поводу, в поддержку национальной сборной.

– За кого болеть планируете? – поинтересовался я у сан-хавьерцев. – За Уругвай, конечно! Автор выражает благодарность Леонардо Лордыгину, Ивану Загородько и капитану Никитину за помощь в подготовке этой статьи. 18+ Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС77-50091 от 06 июня 2012 года.

Свидетельство выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.

Все права на любые материалы, опубликованные на сайте, защищены в соответствии с российским и международным законодательством об авторском праве и смежных правах.

При полном или частичном использовании текстовых материалов МТРК «Мир» активная гиперссылка на страницу www.mir24.tv обязательна.

Онлайн-трансляция эфирного потока в сети интернет без согласования строго запрещена.

Трансляция эфира возможна исключительно при использовании плеера и системы онлайн-вещания Закрытого акционерного общества МТРК «Мир». Разрешить Push-уведомления © 2000 — 2020 МТРК «Мир» Мы на связи!

Error

switch LiveJournal Facebook Twitter OpenId Google MailRu VKontakte Anonymously default userpic Your reply will be screened When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.

You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.

Post a new comment Preview comment Help

  • 45 comments
  • Previous ← Ctrl ← Alt

    1. 1
    2. 2

    Next Ctrl → Alt →

    1. 45 comments

    Previous ← Ctrl ← Alt

    1. 2
    2. 1

    Next Ctrl → Alt →

    Сан-Хавьер[ | ]

    Город — единственный в Южном полушарии, где больше половины населения составляют выходцы из России. Он был основан в 1913 году русскими сектантами () во главе с Василием Лубковым, основавшим колонию .

    познакомили уругвайцев с пчеловодством, мёдоварением, овощеводством, выращиванием льна и строительством русских печей.

    Вначале 1920-х по идеологическим и хозяйственным соображениям Лубков и некоторые его сторонники вернулись в , где часть их была подвергнута . После некоторые семьи вернулись в Уругвай. Во время правления (1973—1984) наиболее активные сторонники контактов с СССР были репрессированы.

    Среди них член . В городе действуют Культурный центр им.

    Последние новости по теме статьи

    Важно знать!
    • В связи с частыми изменениями в законодательстве информация порой устаревает быстрее, чем мы успеваем ее обновлять на сайте.
    • Все случаи очень индивидуальны и зависят от множества факторов.
    • Знание базовых основ желательно, но не гарантирует решение именно вашей проблемы.

    Поэтому, для вас работают бесплатные эксперты-консультанты!

    Расскажите о вашей проблеме, и мы поможем ее решить! Задайте вопрос прямо сейчас!

    • Анонимно
    • Профессионально

    Задайте вопрос нашему юристу!

    Расскажите о вашей проблеме и мы поможем ее решить!

    +