Бесплатная горячая линия

8 800 700-88-16
Главная - Другое - Когда обыск признается незаконным

Когда обыск признается незаконным

Когда обыск признается незаконным

Счет за обыск


Если обыск дома у гражданина правоохранители провели незаконно, то денежная компенсация за моральные страдания положена не только тому, кого обыскали, но и членам его семьи, которые живут вместе с этим человеком. Такое интересное решение приняла Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ, пересматривая результаты двух судебных процессов. Верховный суд заявил, что коллеги обязаны учитывать степень нравственных страданий гражданина. Фото: Сергей Куксин/ РГ Все началось с иска, поданного гражданкой к министерству финансов и казначейству.

В суде женщина рассказала, что в их с мужем квартире правоохранительные органы провели обыск. Позже выяснилось, что это была ошибка следствия и суд признал обыск незаконным. Истица хотела, чтобы ей заплатили за моральные страдания, которые ей пришлось пережить за время обыска.

По мнению гражданки, незаконный обыск нарушил ее права

«на неприкосновенность собственности, частной и семейной жизни»

.Местные суды женщине в иске дружно отказали. По их мнению, против гражданки вообще не проводилось никаких незаконных действий. Плюс к этому она не предоставила суду доказательств

«наличия причинно-следственной связи между незаконным производством обыска и перенесенными нравственными страданиями»

.

Пришлось истице, несогласной с такими выводами, обращаться в Верховный суд РФ.

Там ее доводы изучили и с позицией гражданки согласились. Вот как выглядят аргументы высокого суда.По Конституции (статья 25) жилище неприкосновенно и «никто не в праве проникать в него».

Исключения — случаи, установленные федеральным законом, или решение суда. О том же говорит и Жилищный кодекс (статья 3).Кодекс закрепляет правило, что никто не может войти в жилище человека без согласия тех, кто там живет на законных основаниях.

А «проникновение в жилище» допускается либо по решению суда, либо в строго прописанных в законе случаях, которых совсем не­много.Это спасение граждан или их имущества, обеспечение личной или общественной безопасности при авариях, стихийных бедствиях, катастрофах, бедствиях, массовых беспорядках.А также для задержания преступников или пресечения преступления.Потом Верховный суд напомнил про Закон «Об оперативно-розыскной деятельности».И его статью 5, в которой сказано, что должностные лица при проведении своих оперативно-розыскных мероприятий должны «обеспечивать соблюдение прав человека и гражданина на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, неприкосновенность жилища и тайну корреспонденции».В законе «Об оперативно-розыскной деятельности» четко расписано, в каких случаях и при каких условиях могут правоохранители зайти домой к гражданину.

То есть

«ограничить конституционные права человека и гражданина»

на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и «иных сообщений». А также право на неприкосновенность его дома.Все эти права по закону можно нарушить на основании судебного решения или

«при наличии информации о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, или о лицах все это совершающих»

.

Причем, если по этому поводу идет следствие.А еще можно поступиться конституционными правами гражданина, если речь идет о событиях, действиях (или бездействиях) создающих угрозу государственной, военной, экономической, информационной или экологической безопасности Российской Федерации.Потом Верховный суд вернулся к Конституции.

Конкретно — к статье 53. В ней сказано, что каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц.А в предыдущей статье Основного Закона — 52-й — сказано, что

«права потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью охраняются законом»

, а государство «обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба».Из всех приведенных конституционных норм Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ делает такой вывод. Действия (или бездействие) органов государственной власти или их должностных лиц, причинившим вред любому лицу,

«влекут возникновение у государства обязанности этот вред возместить, а каждый пострадавший от незаконных действий органов госвласти или их должностных лиц наделяется правом требовать от государства справедливого возмещения вреда»

.Потом Верховный суд РФ приводит нормы Гражданского кодекса, в которых говорится про то, что вред, нанесенный чиновниками, возмещает казна России, казна субъекта Федерации или казна муниципального образования. Там же объясняется, как защищаются эти права, как и по каким правилам определяется размер компенсации морального вреда.Также Верховный суд разъяснил, как по закону возмещаются «нематериальные блага».

В законе сказано так.

«Если того требуют интересы гражданина, принадлежащие ему нематериальные блага могут быть защищены, в частности, путем признания судом факта нарушения его личного неимущественного права, опубликования решения суда о допущенном нарушении, а также путем пресечения или запрещения действий, нарушающих или создающих угрозу нарушения личного неимущественного права»

.

Верховный суд подчеркнул: суд обязан учитывать степень физических и нравственных страданий, «связанных с индивидуальными особенностями гражданина, которому нанесен вред».Когда определяют размер компенсации, юридически значимым и «подлежащим доказыванию» являются обстоятельства, связанные с тем, что потерпевший перенес физические или нравственные страдания в связи с посягательствами причинителя вреда».И главная мысль — именно на причинителе вреда лежит бремя доказывания правомерности его поведения и отсутствия его вины.В нашем случае суд установил факты проведения следствием обыска дома у истца, неправомерность этих действий, а также, судя по показаниям истицы, ее моральные страдания.По мнению Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда, местный суд фактически установил «юридически значимые обстоятельства, необходимые для правильного разрешения спора.

Верховный суд подчеркнул: суд обязан учитывать степень физических и нравственных страданий,

«связанных с индивидуальными особенностями гражданина, которому нанесен вред»

.Когда определяют размер компенсации, юридически значимым и «подлежащим доказыванию» являются обстоятельства, связанные с тем, что потерпевший перенес физические или нравственные страдания в связи с посягательствами причинителя вреда».И главная мысль — именно на причинителе вреда лежит бремя доказывания правомерности его поведения и отсутствия его вины.В нашем случае суд установил факты проведения следствием обыска дома у истца, неправомерность этих действий, а также, судя по показаниям истицы, ее моральные страдания.По мнению Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда, местный суд фактически установил «юридически значимые обстоятельства, необходимые для правильного разрешения спора. Но выводы, котороые местный суд из этого сделал — «являются ошибочными».Ссылаясь на то, что никаких незаконных следственных действий против истицы не проводилось, и на то, что нет связи между незаконным обыском в квартире ее супруга и ее нравственными страданиями, местные судьи не учли следующее.Истица испытывала нравственные страдания по поводу нарушения незаконным обыском своих прав на жилище и неприкосновенность своей частной жизни. Вывод местных судов, что он не видит связи между незаконным обыском и страданиями жены, также ошибочен, так как квартира принадлежит не только мужу, но и жене.В Конституции сказано, что

«права потерпевших от злоупотреблений властью охраняются законом»

Верховный суд РФ заявил, что местные суды не приняли во внимание правовую позицию Конституционного суда.А ведь Конституционный суд неоднократно в своих решениях говорил, что обыск в жилище относится к числу тех следственных действий, которые «существенным образом ограничивают конституционные права лица, в том числе право неприкосновенности его дома и частной жизни».Поскольку обыск в доме, как правило, в равной мере ограничивает права как тех, в отношении которых обыск разрешен, так и тех, кто живет вместе с ним, защита прав пострадавших должна быть обеспечена «лицам всех категорий».

Иное нарушало бы закрепленные Конституцией Российской Федерации права на неприкосновенность жилища, частной жизни, а так же право на судебную защиту — подвел черту Верховный суд.Верховный суд велел пересмотреть спор заново.

Власть Право Права человека Судебная власть Суды общей юрисдикции Верховный суд Постановления Верховного Суда РФ

Второе – понятые

Без понятых обыск производить нельзя.

Это незаконно. Сотрудники правоохранительных органов прекрасно об этом знают, поэтому очень часто приходят уже со своими “ручными” понятыми. Их должно быть не менее двух. В теории интереса никакого у них нет, но зачастую люди не любят тратить свое время на всякую “ерунду”, присутствуют формально и подписывают протокол проведения обыска без каких-либо замечаний со своей стороны.

установила:

Исмаилова П.А. обвинялась в убийстве [скрыто] из корыстных побуждений, т.е. по п. «з» ч. 2 , а также в незаконном приобретении у Ирбаинова, хранении и ношении огнестрельного оружия, незаконном приобретении у Ирбаинова, хранении и ношении боеприпасов к огнестрельному оружию, т.е.

по ч. 1 ст. 222, ч. 1 . Ирбаинов И.И.

обвинялся в незаконном приобретении, хранении и сбыте Исмаиловой огнестрельного оружия, незаконном приобретении, хранении и сбыте Исмаиловой боеприпасов к огнестрельному оружию, т.е. по ч. 1 ст. 222, ч. 1 . Вердиктом коллегии присяжных заседателей: Исмаилова и Ирбаинов признаны виновными в совершении преступлений, связанных с незаконным оборотом оружия и боеприпасов; Исмаилова признана невиновной в совершении убийства [скрыто] из корыстных побуждений, в связи с чем судом она оправдана по данному обвинению. В кассационном представлении государственные обвинители Рамазанов М.А., Омаров Д.М.

указывают на незаконность приговора в отношении Исмаиловой П.А. и наличие оснований к его отмене ввиду существенных нарушений уголовно-процессуального закона, повлиявших на постановление законного, обоснованного и справедливого вердикта, приводя следующие доводы.

Суд незаконно признал недопустимым доказательством протокол обыска в жилище Исмаиловой по тем мотивам, что обыск проведен в отсутствие обвиняемой и членов ее семьи, и необоснованно отказал в удовлетворении ходатайства стороны обвинения о признании данного доказательства допустимым. Полагают, что при производстве обыска не было допущено нарушений закона, так как присутствовал муж Исмаиловой -М [скрыто] которому было предъявлено постановление о производстве обыска и вручена под расписку копия протокола обыска.
Полагают, что при производстве обыска не было допущено нарушений закона, так как присутствовал муж Исмаиловой -М [скрыто] которому было предъявлено постановление о производстве обыска и вручена под расписку копия протокола обыска. Кроме того, постановлением Хасавюртовского городского суда от 16.10.2009 обыск признан законным.

По мнению обвинителей, принятые судом доводы М Щ о том, что тот не присутствовал при обыске, а протокол, возможно, подписал в последующем в ГОВД, где его допрашивали и давали на подпись различные документы, не только ничем не подтверждаются, но и противоречат вышеуказанным обстоятельствам производства обыска.

Вследствие незаконного решения суда сторона обвинения была лишена возможности представить суду заключение эксперта об обнаружении следов выстрела на одежде Исмаиловой, и показания эксперта [скрыто], подтверждающие производство выстрелов из оружия Исмаиловой, а присяжные заседатели были введены в заблуждение относительно обоснованности предъявленного Исмаиловой обвинения в убийстве [скрыто] с использованием огнестрельного оружия, и ношении ею оружия и боеприпасов на месте убийства. Перед уходом в совещательную комнату, до обсуждения присяжными вопросов, поставленных для вынесения вердикта, старшина присяжных заседателей [скрыто] высказал свое мнение о невиновности подсудимой Исмаиловой, чем оказал воздействие на волеизъявление присяжных заседателей. С учетом приведенных доводов просят приговор в отношении Исмаиловой П.А.

отменить, дело направить на новое рассмотрение со стадии предварительного слушания.

В кассационной жалобе адвокат Магомедов A.A. также высказывает несогласие с приговором в отношении Исмаиловой П.А. и просит его отменить, с направлением дела на новое рассмотрение, приводя аналогичный довод о высказывании старшиной присяжных [скрыто] заранее своего мнения о невиновности подсудимой Исмаиловой.

Кроме того, указывает, что после выхода присяжных из совещательной комнаты и обнаружения председательствующим технических ошибок в вопросном листе, присяжные не стали вновь удаляться в совещательную комнату, а старшина прямо в зале судебного заседания в присутствии всех участников переписал вопросный лист на новый бланк, уже без , по которой гособвинители отказались от обвинения, и, не предъявляя его присяжным, сразу передал председательствующему.

Тем самым, по его мнению, была нарушена процедура судопроизводства, что привело к постановлению незаконного и необоснованного приговора. Данные обстоятельства подтверждаются протоколом судебного заседания, а также прилагаемым к жалобе вопросным листом, впоследствии замененным на новый. В кассационной жалобе защитник Умаев P.M.

указывает на чрезмерную суровость приговора и нарушения норм материального права. Полагает, что наказание Исмаиловой назначено без учета общих начал назначения наказания, сведений о ее личности, длительности ее содержания под стражей, и с нарушением требований ч. 1 , согласно которым оно не могло превышать 2 года 8 месяцев за каждое преступление, и ч.

2 , согласно которым окончательное наказание за каждое преступление не могло превышать 1 года 4 месяцев лишения свободы. Суд необоснованно не признал наличие у Исмаиловой смягчающих обстоятельств.

По его мнению, признание присяжными заседателями в своем вердикте Исмаиловой заслуживающей снисхождения обусловлено тем, что они посчитали правдивыми показания подсудимой о том, что она оказалась в тяжелой жизненной ситуации и была вынуждена совершить преступление под психическим принуждением.

Обращает внимание на то, что Исмаилова с момента ее первого допроса назвала лицо, у которого приобрела оружие и боеприпасы, данные показания в последующем не меняла, тем самым изобличила другого соучастника преступления, в результате чего Ирбаинов был осужден по настоящему делу. Все это подтверждает, по мнению защитника, наличие у Исмаиловой смягчающих обстоятельств, предусмотренных пп. «д», «е», «и» ч. 1 , которые суд не учел и назначил чрезмерно суровое наказание.

Полагает, что суд вопреки разъяснениям, содержащимся в п. 3 и 5 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.10.2009 № 20, не применил положения ч. 2 к наказанию Исмаиловой как за каждое преступление, так и по их совокупности.

Не согласен с тем, что суд мотивировал необходимость назначения Исмаиловой реального лишения свободы повышенной общественной опасностью преступлений, связанных с незаконным оборотом оружия, поскольку эти преступления распространены во всех регионах России, относятся к категории средней тяжести, и с учетом личности осужденной, такое наказание за них представляется слишком строгим.

Явно несправедливым полагает назначение 2 лет 6 месяцев лишения свободы за приобретение 6 патронов к пистолету.

По этим причинам просит изменить приговор, и смягчить назначенное Исмаиловой наказание.

В кассационной жалобе защитник Дадавов Т.Д. также ссылается на то, что суд, признав наличие у Ирбаинова смягчающих обстоятельств, в том числе явки с повинной, и отсутствие отягчающих обстоятельств, при назначении наказания Ирбаинову, вопреки разъяснению Пленума Верховного Суда РФ не применил положения и ч. 2 , и определил ему чрезмерно суровое наказание.

По его мнению, срок наказания за каждое преступление не мог превышать 1 года 4 месяцев лишения свободы, а по совокупности преступлений — 2 лет 8 месяцев лишения свободы.

Кроме того, судом не учтено, что жена Ирбаинова является инвалидом 2 группы, Ирбаинов является единственным трудоспособным членом семьи, и его семья осталась без средств на существование, что позволяло суду применить положения . На этом основании просит изменить приговор и назначить Ирбаинову наказание, не связанное с лишением свободы. В кассационной жалобе защитник Сулейманов М.А.

приводит аналогичные доводы о чрезмерной суровости назначенного Ирбаинову наказания, и кроме того, указывает на то, что суд в нарушение п. 11 ч. 1 не указал в резолютивной части приговора, в каком порядке Ирбаинов должен следовать к месту отбывания наказания.

С учетом приведенных доводов просит приговор в отношении Ирбаинова отменить в части наказания, и с учетом всех обстоятельств дела назначить ему наказание с применением . В возражениях на кассационное представление и кассационную жалобу представителя потерпевшей защитник Умаев P.M. указывает на несостоятельность приведенных в них доводов, и просит оставить их без удовлетворения.
указывает на несостоятельность приведенных в них доводов, и просит оставить их без удовлетворения. Изучив уголовное дело, проверив и обсудив доводы кассационного представления, кассационных жалоб, и возражений на них, Судебная коллегия находит кассационное представление и кассационные жалобы обоснованными, а приговор в отношении Исмаиловой и Ирбаинова подлежащим отмене в полном объеме за нарушением уголовно-процессуального закона.

Согласно ч. 2 ст. 385 УПК РФ оправдательный приговор, постановленный на основании оправдательного вердикта присяжных заседателей, может быть отменен по представлению прокурора либо жалобе потерпевшего или его представителя при наличии нарушений уголовно-процессуального закона, которые ограничили право прокурора, потерпевшего или его представителя на представление доказательств либо повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов и ответов на них. Постановлением суда от 16.09.2010 было удовлетворено ходатайство защитника Умаева о признании недопустимыми доказательствами протокола обыска, проведенного 15 октября 2009 г. в квартире Исмаиловой по адресу г.

[скрыто] и производного от него заключения судебно-медицинской экспертизы по одежде Исмаиловой, на том основании, что обыск проведен в отсутствие обвиняемой или совершеннолетних членов ее семьи, тем самым они были лишены права приносить свои замечания по поводу следственного действия и обжаловать производство обыска (т. 4 л.д. 47-49). В ходе судебного разбирательства установлено, что в протоколе обыска имеются подписи мужа Исмаиловой — [скрыто] который, согласно протоколу, присутствовал при обыске.

В этой связи государственные обвинители заявили ходатайство о признании протокола обыска допустимым доказательством.

Данное ходатайство отклонено судом по следующим основаниям: постановление о производстве обыска не подписано лицом, в жилище которого он проводился, или кем-либо из членов его семьи; адрес места обыска в постановлении не совпадает с фактическим адресом места производства обыска; [скрыто] в ходе допроса отрицает свое присутствие при обыске, протокол обыска он мог подписать в последующем в [скрыто] ГОВД, где его допрашивали и давали на подпись различные документы, копию протокола он не получал. Тем самым, по мнению суда, [скрыто] подтвердил нарушения закона при производстве обыска, установленные предыдущим постановлением суда (т.

5 л.д. 175-176). Согласно ч. 4 постановления суда должны быть законными, обоснованными и мотивированными. В соответствии с ч. 3 ст. 15 и суд в состязательном процессе не выступает на стороне обвинения или стороне защиты, а лишь создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав, и, в частности, обязан принимать надлежащие меры к проверке представляемых сторонами доказательств.

Судебная коллегия приходит к выводу о том, что решения суда о признании протокола обыска и заключения судебно-медицинской экспертизы недопустимыми доказательствами и отклонении ходатайства государственных обвинителей приняты с нарушением перечисленных выше требований уголовно-процессуального закона. Так, суд обосновал свои решения по существу только показаниями свидетеля [скрыто] являющегося мужем подсудимой Исмаиловой, не дав какой-либо оценки уже имеющемуся постановлению Хасавюртовского городского суда от 16 октября 2009 г., признавшего указанный обыск законным (т. 1 л.д. 66-67). При этом судом не учтено, что, согласно протоколу, обыск производился оперуполномоченным УУР МВД РД в присутствии понятых, в качестве которых привлекаются не заинтересованные в исходе уголовного дела лица для удостоверения факта производства следственного действия, а также содержания, хода и результатов следственного действия (ч.

1 ст. 60, ч. 1 ). В поручении следователя начальнику ГОВД о проведении обыска и протоколе обыска указан именно тот адрес, по которому фактически и производился обыск: г. [скрыто] III Хасавюртовский городской суд осуществлял последующую проверку законности обыска, произведенного по этому же адресу.

_ В протоколе имеется указание на присутствие при обыске [скрыто] [скрыто], которому было предложено выдать необходимые следствию предметы. Присутствие [скрыто] при обыске подтверждается его подписями на каждой странице протокола и под отметкой о получении копии протокола. Последний не отрицает, что подписи могут принадлежать ему.

Каких-либо мер к проверке доводов стороны обвинения о том, что данные обстоятельства свидетельствуют о проведении обыска в присутствии мужа обвиняемой — [скрыто] с соблюдением установленной законом процедуры, и, соответственно, доводов стороны защиты об отсутствии М Щ и других нарушениях процедуры обыска, судом принято не было, в том числе не были вызваны и допрошены понятые, а также, при необходимости, сотрудники милиции, проводившие обыск.

В результате допущенных судом нарушений закона сторона обвинения была лишена возможности представить суду с участием присяжных заседателей важные доказательства, собранные по результатам произведенного обыска. Кроме того, из протокола судебного заседания (т. 6 л.д. 83) видно, что старшина присяжных заседателей [скрыто] после того, как присяжные заседатели ответили, что не нуждаются в дополнительных разъяснениях по поставленным перед ними вопросам, и до удаления коллегии присяжных в совещательную комнату для вынесения вердикта, обратился к председательствующему со следующими словами: «Разъясните, пожалуйста, а что делать, если человек невиновен, но совершил убийство.

Бывает же так, невиновен, но способствовал совершению убийства?», тем самым заранее высказал уже сложившееся у него мнение в отношении доказанности вины подсудимой Исмаиловой.

Однако предусмотренных законом мер по устранению допущенного старшиной присяжных нарушения закона судом принято не было. При таких обстоятельствах Судебная коллегия считает, что допущенные судом первой инстанции нарушения уголовно-процессуального закона являются существенными, поскольку они ограничили право прокурора и представителя потерпевшего на представление доказательств, способствовали формированию у присяжных предубеждения в отношении подсудимой, и повлияли на содержание ответов присяжных заседателей на поставленные перед ними вопросы.
При таких обстоятельствах Судебная коллегия считает, что допущенные судом первой инстанции нарушения уголовно-процессуального закона являются существенными, поскольку они ограничили право прокурора и представителя потерпевшего на представление доказательств, способствовали формированию у присяжных предубеждения в отношении подсудимой, и повлияли на содержание ответов присяжных заседателей на поставленные перед ними вопросы.

Поскольку действия, в совершении которых Исмаилова и Ирбаинов признаны виновными на основании вердикта присяжных, и действия, по обвинению в которых Исмаилова оправдана, непосредственно взаимосвязаны, и при новом рассмотрении дела причастность к ним Исмаиловой и Ирбаинова должна быть повторно проверена, приговор подлежит отмене в полном объеме.

В то же время, Судебная коллегия полагает, что, в связи с наличием безусловных оснований к отмене приговора, необходимость в проверке судом кассационной инстанции других доводов, приведенных в кассационных жалобах, в том числе доводов стороны защиты, касающихся назначенного осужденным наказания, в настоящее время отсутствует. Указанные доводы могут быть, при возникновении к тому оснований, проверены при новом рассмотрении дела.

Меру пресечения осужденным, с учетом обстоятельств дела и сведений об их личностях, следует оставить без изменения. На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

Куда жаловаться?

Если вы стали жертвой незаконного обыска, следует как можно скорее обратиться в одну из следующих инстанций:

  1. Следственный орган. При обращении в него следует составить заявление о признание обыска незаконным. В нем должна содержаться информация о самом обыске, а также основаниях, опираясь на которые заявитель сделал вывод, что обыскное мероприятие носит противоправный характер;
  2. Прокуратура. Следующая ступень после жалобы руководству следственного органа;
  3. Судебная инстанция.

Помимо заявления при обращении в одну или несколько из перечисленных инстанций следует подготовить следующий перечень документов:

  1. Ксерокопия протокола, который был составлен с целью проведения обыскного мероприятия;
  2. Ксерокопия постановления следователя;
  3. Ксерокопии жалоб, поданных в другие инстанции;

Например, если заявитель первоначально обратился с жалобой к руководству следственного комитета, но это не дало никаких результатов, то при обращении в прокуратуру заявитель должен предоставить ранее поданное заявление.

Этот документ подтвердит факт совершенной попытки заявителя урегулировать спор на досудебном этапе;

  1. Другие дополнительные материалы, которые подтвердят незаконность обыскного мероприятия.

Об автореАдвокат по уголовным делам. Опыт работы в данном направлении с 2006 года.

(Пока оценок нет)

Загрузка.

Обыск не требовал срочности

от 11.11.2019, 17:56 Свердловский областной суд признал незаконными обыски у первого заместителя главы Екатеринбурга Александра Ковальчика, который проходит фигурантом уголовного дела о злоупотреблении должностными полномочиями в то время, когда он возглавлял муниципальный водоканал. Оказалось, что следователи пришли к нему без судебного ордера, сославшись на обстоятельства, не требующие отлагательств, хотя таких оснований, по мнению суда, не было.

По словам экспертов, все документы, изъятые в ходе обысков, теперь должны быть признаны недопустимыми доказательствами. В понедельник апелляционная коллегия судей Свердловского областного суда рассмотрела жалобу адвокатов Александра Ковальчика о незаконности одного из обысков, проведенных в жилище их подзащитного в сентябре. «Суд первой инстанции признал их законными, однако в ходе пересмотра материалов суд посчитал необоснованность следственных действий.

Решение суда вступило в законную силу»,— пояснили в облсуде. Пока мотивировочное решение не готово, поэтому обоснование суда не известно.

По сведениям , в ходе разбирательств истцы настаивали, что следователь неправомерно не получил до обысков санкцию суда. Следователь ссылался на ч. 5 ст. 165 УПК РФ (

«Судебный порядок получения разрешения на производство следственного действия»

), которой ему разрешалось в исключительном случае провести обыск, а уже затем «засилить» его через райсуд в течение трех дней.

Апелляционная инстанция не увидела исключительных обстоятельств, поэтому и признала обыски незаконными. По данным облсуда, аналогичный иск об обыске в еще одном жилище господина Ковальчика будет рассмотрен 13 ноября. Напомним, уголовное преследование в отношении Александра Ковальчика .

Следователями следственного управления Следственного комитета России (СКР) по Свердловской области он подозревается в злоупотреблении должностными полномочиями (ч. 3 ст. 285 УК РФ) в период его работы в МУП «Водоканал».

По мнению следователей и оперативников регионального УФСБ, работая директором муниципального предприятия, господин Ковальчик поспособствовал выигрышу определенной компании в тендере на вывоз отходов.Предположительно, речь идет о контракте 2015 года на захоронение кека (осадки сточных вод), заключенном между «Водоканалом» и компанией «Чистый город».

По мнению следователей и оперативников регионального УФСБ, работая директором муниципального предприятия, господин Ковальчик поспособствовал выигрышу определенной компании в тендере на вывоз отходов.Предположительно, речь идет о контракте 2015 года на захоронение кека (осадки сточных вод), заключенном между «Водоканалом» и компанией «Чистый город». Кек вывозился на природные территории.

Так появилось пять свалок под Екатеринбургом — в поселках Рудный и Монетный, на 37-м км Режевского тракта, а также около поселков Первомайский и Рассоха (Сысертский и Белоярский городские округа). Ущерб от незаконно размещенных 32 тыс.

тонн опасных отходов был оценен в 287 млн руб.

В рамках дела следователи провели обыски как в квартирах господина Ковальчика, так и в МУП «Водоканал».

Защитники Александра Ковальчика от комментариев воздержались.

По мнению экспертов, решение облсуда может отразиться на производстве предварительного следствия.

«В последнее время следователи действительно при проведении обысков в квартирах фигурантов дел стали ссылаться на исключительные обстоятельства и приходить без ордера. Конечно, в большинстве случаев подобные обыски признаются законными. В данном же случае все доказательства, добытые следствием в результате обыска, будут признаны недопустимыми и не могут использоваться ни следователем, ни другими сторонами»,— пояснил глава адвокатского бюро «Бельянский и партнеры» Андрей Бельянский.

Игорь Лесовских, Екатеринбург

Жена тоже имеет право на компенсацию

Пострадавшей от незаконного обыска посчитала себя и жена адвоката, сособственник квартиры Наталья Сапова*. Она тоже находилась дома, когда к защитнику нагрянули следователи. Сапова обратилась в с требованием присудить и ей компенсацию морального вреда.

Заявитель пояснила, что правоохранители грубо нарушили ее права на неприкосновенность собственности и частной жизни, а она перенесла тяжелый стресс, переживая за судьбу супруга. Кроме того, истец указала на нарушение ее права на уважение семейной жизни.

Две инстанции отказались удовлетворять требования Саповой, сославшись на то, что в отношении нее никаких незаконных следственных действий не проводилось. Кроме того, истец не доказал наличия причинно-следственной связи между обыском и перенесенными нравственными страданиями, пояснили суды (дела № и № ).

Не согласившись с решениями нижестоящих инстанций, жена адвоката обжаловала их в . Судьи ВС указали на то, что Оренбургские суды пришли к ошибочному выводу. Первая инстанция и апелляция не учли, что нравственные страдания истец испытала из-за нарушения ее прав на жилище и неприкосновенность частной жизни, подчеркнул ВС.

Кроме того, незаконный обыск проводился в квартире, сособственником которой является Сапова, отметила Судебная коллегия по гражданским делам ВС (дело № ). Судьи ВС добавили, что нижестоящие инстанции не учли и позицию Конституционного суда, который не раз объяснял: за неправомерный обыск компенсация полагается всем гражданам, проживающим в пострадавшем жилье.

«Тройка» судей под председательством отменила решения и , отправив дело на новое рассмотрение в апелляцию (прим. ред. – пока еще не рассмотрено).

Что делать если к вам пришли с обыском?

Основания и порядок его проведения.

12 апреля 2018Обыск помещения — это следственное действие, которое заключается в исследовании помещения в целях отыскания и изъятия предметов, документов, иных улик, имеющих значение для дела, а также обнаружение лиц, находящихся в розыске или трупов. Обыск — это, прежде всего, следственное действие. Значит, производить его можно только в рамках возбужденного уголовного дела.

Производство обыска до возбуждения уголовного дела является нарушением уголовно-процессуального закона и влечет потерю доказательственного значения данного следственного действия, но об этом позже.Основанием производства обыска является наличие достаточных данных полагать, что в каком-либо месте или у какого-либо лица могут находиться орудия, оборудование или иные средства совершения преступления, предметы, документы и ценности, которые могут иметь значение для уголовного дела. (ч.1 ст.182).Порой, желая расширить диапазон поисков, либо не зная точного адреса организации, сотрудники правоохранительных органов, могут указать в постановлении на обыск только улицу и номер дома.

Уже на основании этого они могут производить обыск во всех помещениях этого здания. Чтобы отстоять право не быть обыскиваемым (если обыск у соседней организации), нужно иметь документы права собственности или аренды на занимаемые помещения и план помещений. Но эта ситуация более актуальна по отношению к коммерческим организациям, а не частным лицам.Если к вам пришли с обыском, то прежде всего выясните должностное положение представителей правоохранительных органов и основания для обыска.

Если вы сомневаетесь в личностях сотрудников, совершите звонок по месту их службы, чтобы вам подтвердили их личность и цель визита. Сразу же вам будут предъявлены бумаги, на основании чего производится обыск.

После этого будет произведен обыск помещения.Обыск жилого помещения правомерен, когда сотрудники действуют на основании судебного решения (ст.165 УПК РФ) или постановления следователя о проведении неотложного обыска, с дальнейшим получением в течение 48 часов судебного решения о законности его проведения. Для нежилых помещений постановление суда о производстве обыска не требуется, обыск проводится только на основании постановления следователя.То есть для начала проведения обыска в помещении следователь обязан предъявить постановление о производстве обыска, либо судебное решение, разрешающее обыск.Не стоит путать обыск с понятием осмотра жилого помещения.

Осмотр может быть произведен после получения письменного согласия всех проживающих в помещении граждан (заметим, не собственников, а проживающих), а не на основании постановления или решения суда.

Но осмотр отличается от обыска тем, что обыск — это действие на основании предположений, что в данном помещении находятся предметы, документы, лица, имеющие важность для уголовного дела. Тогда как осмотр — это беглый взгляд на обстановку в помещении с целью выявления правонарушений или следов преступления. При этом в ходе осмотра возможно изъятие предметов и документов.Как следователь получает судебное решение на обыск жилого помещения?

(ст.165 УПК РФ)Следователь с согласия руководителя следственного органа, а дознаватель с согласия прокурора возбуждает перед судом ходатайство о производстве следственного действия (обыска), о чем выносится постановление.Ходатайство о производстве обыска подлежит рассмотрению единолично судьей районного суда или военного суда соответствующего уровня по месту производства предварительного следствия или производства следственного действия не позднее 24 часов с момента поступления указанного ходатайства.Рассмотрев указанное ходатайство, судья выносит постановление о разрешении производства следственного действия или об отказе в его производстве с указанием мотивов отказа.В исключительных случаях, когда производство осмотра жилища, обыска и выемки в жилище, личного обыска не терпит отлагательства, указанные следственные действия могут быть произведены на основании постановления следователя или дознавателя без получения судебного решения. В этом случае следователь или дознаватель не позднее 3 суток с момента начала производства следственного действия уведомляет судью и прокурора о производстве следственного действия (обыска). К уведомлению прилагаются копии постановления о производстве обыска и протокола следственного действия для проверки законности решения о его производстве.

Получив указанное уведомление, судья в срок 24 часа с момента поступления уведомления проверяет законность произведенного следственного действия и выносит постановление о его законности или незаконности. В случае, если судья признает произведенное следственное действие незаконным, все доказательства, полученные в ходе такого следственного действия, признаются недопустимыми.Признание доказательств недопустимыми, добытыми с нарушениями процессуального права, играет огромную роль в уголовном процессе. Ведь при совершении сотрудниками спонтанного безотлагательного обыска зачастую и добываются вещественные доказательства, которые в дальнейшем ложатся в основу уголовного дела.

И единственным шансом для обвиняемого, является шанс признания доказательств недопустимыми, признание всего следственного действия недопустимым, то есть признание обыска необоснованным, ведь в таком случае будет прекращено уголовное дело. Поэтому обыск правоохранители обязаны проводить с соблюдением всех процессуальных норм, так как ставки очень высоки.Стоит отметить, что до начала обыска следователь предлагает добровольно выдать подлежащие изъятию предметы, документы и ценности, которые могут иметь значение для уголовного дела. Если они выданы добровольно и нет оснований опасаться их сокрытия, то следователь вправе не производить обыск.Обыск производится в присутствии двух понятых.

То есть сначала находят понятых, а только потом начинается обыск. Так как понятые должны будут подтверждать факт изъятия предметов, документов и т.п.

в обыскиваемом помещении. Изъятые предметы, документы и ценности предъявляются понятым и другим лицам, присутствующим при обыске, и в случае необходимости упаковываются и опечатываются на месте обыска, что удостоверяется подписями указанных лиц. Также после обнаружения предметов или документов, имеющих отношение к делу, предъявления и осмотра их понятыми и всеми присутствующими все отражается в протоколе обыска.При производстве обыска во всяком случае изымаются предметы и документы, изъятые из оборота. То есть при обыске помещения по причине кражи произведения искусства (картины), сотрудники правоохранительных органов обнаружив наркотики произведут их изъятие.

В дальнейшем по факту изъятия наркотиков будет открыто дополнительное уголовное производство.При производстве обыска могут вскрываться любые помещения, если владелец отказывается добровольно их открыть. Но также закон гласит, что такие помещения должны вскрываться с минимальными повреждениями.

То есть при возможности вскрыть замок, не должно выбивать дверь или ломать стену.При производстве обыска участвуют лицо, в помещении которого производится обыск, либо совершеннолетние члены его семьи. При производстве обыска в организации должен присутствовать представитель администрации организации.

При производстве обыска вправе присутствовать защитник, а также адвокат того лица, в помещении которого производится обыск. Следователь вправе запретить лицам, присутствующим в месте, где производится обыск, покидать его, а также общаться друг с другом или иными лицами до окончания обыска.Может ли быть произведен обыск без присутствия собственника помещения?

Да, может. При наличии у следователя решения суда или постановления.

Ведь собственник помещения может быть заинтересован в том, чтобы обыск не производился, или он может быть под следствием, находиться в бегах или просто не быть в живых. В таком случае произведут вскрытие помещения и в присутствии понятых также произведут обыск. С составлением протокола и соблюдением всех процессуальных процедур.Важно, что при производстве обыска обязательно составляется протокол (в соответствии со статьями 166 и 167 УПК РФ).

В протокол заносится весь порядок действий сотрудников во время обыска, все замечания, все изъятые вещи и т.п. В протокол могут быть внесены также замечания о ходе обыска.

Протокол подписывается всеми участниками следственного действия. В протоколе должно быть указано, в каком месте и при каких обстоятельствах были обнаружены предметы, документы или ценности, выданы они добровольно или изъяты принудительно. Все изымаемые предметы, документы и ценности должны быть перечислены с точным указанием их количества, меры, веса, индивидуальных признаков и по возможности стоимости.

По окончании обыска копия протокола вручается лицу, в помещении которого был произведен обыск, либо совершеннолетнему члену его семьи. Если обыск производился в помещении организации, то копия протокола вручается под расписку представителю администрации соответствующей организации.Если в ходе обыска были предприняты попытки уничтожить или спрятать подлежащие изъятию предметы, документы или ценности, то об этом в протоколе делается соответствующая запись и указываются принятые меры.Закон принимает меры к защите частной жизни граждан при вторжении в их частную жизнь, в их жилище, помещение. Следователь обязан принимать меры к тому, чтобы не были оглашены выявленные в ходе обыска обстоятельства частной жизни лица, в помещении которого был произведен обыск, его личная и (или) семейная тайна, а также обстоятельства частной жизни других лиц.Поэтому, встретив на пороге сотрудников правоохранительных органов, нужно не поддаваться панике, а выяснить цель их прихода.

Ведь чтобы совершить какие-либо следственные действия, им нужны очень веские основания и немалая подготовка.

Тогда как при отсутствии этих оснований, документов (разрешение на обыск), вам достаточно отказать сотрудникам в общении и они будут обязаны покинуть помещение.

Также не стоит бояться указывать следователю на его ошибки, ведь все это будет занесено в протокол обыска и в дальнейшем у вас будет реальная возможность признать все полученные в ходе обыска доказательства недопустимыми. А это шанс доказать свою невиновность.

Обыск офисных помещений.

Незаконный обыск

Как режиссер при съемках любого голливудского блокбастера «Свет, Камера, Мотор! Поехали», так и главные постановщики российских правоохранительных органов начинают свою деятельность во многих офисах нашей страны! Все это, конечно, забавно, но всегда ли это правомерно?!

Давайте разберемся во всех деталях обыска офисных помещений, разберемся в этом с точки зрения закона и практики!

Для начала нужно отметить, что обыск – следственное действие, связанное с принудительным обследованием помещений, документов, местности, транспорта и т.д. в целях отыскания и изъятия скрываемых доказательств, которые имеют значение для уголовного дела.

Такое следственное мероприятие проводится на основании статей 164, 166, 167, 182 УПК РФ, являющаяся святая святых для следователей, нормами безусловной победы и кладовой для злоупотреблений. Это не пустые слова, они многократно подтверждались решениями высших судов — в Определениях и Постановлениях.

Давай проведем анализ законодательства, рассмотрим обыск со всех сторон! Правомерность норм, регламентирующих обыск, не исключает всевозможных злоупотреблений со стороны следователей, а также сотрудников ОЭБиПК, которые уже имеют определенную практику проведения обыска, отличную от той, что предусмотрена в законе. Основания для обыска. Для начала, любое следственное действие должно иметь свое основание.Согласно УПК таковым является

«наличие достаточных данных полагать, что в каком-либо месте или у какого-либо лица могут находиться орудия, оборудование или иные средства совершения преступления, предметы, документы и ценности, которые могут иметь значение для уголовного дела»

.

В отличие от большинства других следственных действий обыск в силу своих специфических задач всегда сопровождается государственным принуждением. Поэтому предполагает обязанность вынесения следователем специального постановления о производстве обыска в офисе. Как в жизни.На практике оспаривается именно сам факт «достаточных данных», поскольку под эту гребенку можно подогнать практически любое основание.

При этом обыск можно проводить только после вынесения постановления о возбуждении уголовного дела. Порядок проведения обыска сотрудниками ОЭБиПК.

Права и обязанности при обыске.

Во-первых, есть общие правила, предъявляемые ко всем видам следственных действий: недопустимо проведение обыска в ночное время и недопустимо применение насилия, угроз и создание опасности для жизни и здоровья участвующих лиц. Если следователь привлекает к участию других лиц, то удостоверяется в их личности, разъясняет им права, ответственность, а также порядок производства соответствующего следственного действия. Можно применять технические средств (например, аудио- или видео-техника), но об их использовании необходимо предупредить всех лиц.

Обязательно ведется протокол следственного действия! Во-вторых, есть специальные требования, предъявляемые к обыску. На них мы и остановимся поподробнее.

Все начинается с того, что предъявляется Постановление о проведении обыска и разъясняются права и обязанности лиц. А уже после этого Вам может поступить предложение о добровольной выдаче предметов, документации и т.д., но никак не наоборот!

В зависимости от характера дела, сроков и других нюансов такое предложение может и не поступить, а значит, следователь заинтересован произвести обыск в Вашем офисе, во много это можно считать злоупотреблением, поскольку такое право Вам предоставлено!

Если же такое предложение поступило, и Вы воспользовались данным правом, то следователь не в праве продолжать обыск.

Дальнейшее проведение обыска будет считаться незаконным. Кроме того, Вы имеете право на присутствие понятых и адвоката, которые смогут обеспечить защиту Ваших прав. При этом, вы можете требовать не проводить обыск до тех пор, пока не прибудет Ваш защитник.Проследите, чтобы ваше требование было зафиксировано в протоколе.

Обыск производится только по тем данным, что указаны в Постановлении, то есть отсутствие записи о проверки документации или данного помещения является основанием для отказа в проведении либо же грубом нарушении УПК! Если же Постановлением предусматривается свобода действий, то блюстители могут производить обыск совершенно любых помещений, документов, вещей и т.д.

Однако требуется соблюдение двух достаточно значимых обстоятельств: не повредить имущество и не разгласить данные, которые им стали известны!

Это очень важно, поскольку такой обыск может сопровождаться погромами, порчей документации, техники, оборудования, за которые следственная группа отказывается нести ответственность, потому что «Законом разрешено!», но это не так, помните это. Случаи с разглашением тайны крайне редки, поскольку сотрудники могут не разбираться в той информации, которую находят, но они также имеют место быть.

Помните, Вы имеет право оспорить любое незаконное (с Вашей точки зрения) действие.

Важным защитным механизмом является наличие возможности обыскиваемого лица контролировать процесс обыска. Частенько бывает, что один следователь-«разведчик» бегает по помещениям офиса для поиска нужной следствию информации, но такие действия противоправны! Важным является процедура изъятия доказательств и личный обыск сотрудников, на которых мы далее остановимся поподробнее.

Заканчивается вся эта процедура ознакомлением с протоколом следственного действия, подписанием сторон. Об особенностях и содержании протокола мы рассказывали в статье .

Процедура изъятия при обыске. Что можно изъять? Можно ли получить копии? Особенности изъятия электронной информации.

Итак, одной из целей обыска является изъятие тех доказательств, которые могут иметь значение для уголовного дела. Но уверены ли Вы, что изъятие произведено в соответствии с УПК, имеют ли следователи на это права, а также какие права имеете Вы, и чем отличается от выемки? Давайте в этом детально разберемся!

Как Вы могли обратить внимание, изъятие доказательств производится и в таком следственном мероприятии как выемка, тогда чем же оно отличается от изъятия, проводимого в рамках обыска? Выемка по своей природе может быть как самостоятельным действием, так и входить в обыск.

Все сводится к тому, чтобы сэкономить время, отбросить лишнюю беготню следователя, ускорить процесс сбора доказательств и вынесения соответствующего решения. Как ни крути, но такова реальность, закон предоставляет такое право!

Изымаются любые документы, предметы, оборудования и т.д., которые по мнению сотрудников ОЭБиПК необходимы. В любом случае изымаются предметы и документы, на оборот которых установлены определённые ограничения, например, сюда может относится оружие и боеприпасы, наркотические средства, психотропные и ядовитые вещества. Все изъятые предметы и документы немедленно демонстрируются понятым, участникам процесса и опечатываются в их присутствии, о чем делается соответствующая запись.

Любые задержки с предъявлением изымаемых документов недопустимы, за это время возможно произвести различные действия (произвести копирование, уничтожение, передачу и др.) Копии документов можно получить только по ходатайству стороны и за свой счет!

При этом невозможно обеспечить сохранность оригиналов документов. Эту проблему на данный момент никак не решить. На практике возникает много споров, единственным доказательством будут сохранившиеся копии!

Как в жизни. Были случаи, когда изымались стационарные компьютеры и планшеты, служебная документация, автотранспорт, бухгалтерская отчетность, но при этом производилась задержка в предъявлении изымаемых документов, отсутствовали подписи понятых, теряли изъятые предметы и документы и т.д.

Это является неправомерным! Особое внимание необходимо уделить изъятию информации с электронных ресурсов, поскольку тут требуется присутствие специалиста!

Любое непрофессиональное воздействие на электронную информацию может привести к ее изменению, полной или частичной утрате.

Специалист в этой области обеспечивает качественную обработку и невозможность несанкционированного доступа. По аналогии с изъятыми документами, можно получить электронную копию данных. Как в жизни. В практике встречались случаи, когда отсутствовал специалист и все действия производил сотрудник полиции, копировалась всю доступная электронная информация (например, информация о вкладах и счетах в банках), искажалась, утрачивались многие важные данные, производилось изъятие флеш-карт (были определены в качестве вещдока, а не электронной информации) и др.!

Обобщим наиболее часто встречающиеся нарушения при обыске:

  1. использование технической аппаратуры без ведома на то сотрудников организации;
  2. обыски в ночное время;
  3. отказ в ознакомлении с Постановлением о проведении следственных действий;
  4. порча имущества организации, разглашение коммерческой или иной тайны;
  5. уход от предложения добровольно сдать вещдоки;
  6. не разъяснение прав и обязанностей участников и сути следственного действия;

Встречаются и иные злоупотребления, с которыми мало знаком простой гражданин, поэтому рекомендуется присутствие профессионального участника – адвоката, который сможет пресечь всевозможные нарушения при проведении обыска.

Последние новости по теме статьи

Важно знать!
  • В связи с частыми изменениями в законодательстве информация порой устаревает быстрее, чем мы успеваем ее обновлять на сайте.
  • Все случаи очень индивидуальны и зависят от множества факторов.
  • Знание базовых основ желательно, но не гарантирует решение именно вашей проблемы.

Поэтому, для вас работают бесплатные эксперты-консультанты!

Расскажите о вашей проблеме, и мы поможем ее решить! Задайте вопрос прямо сейчас!

  • Анонимно
  • Профессионально

Задайте вопрос нашему юристу!

Расскажите о вашей проблеме и мы поможем ее решить!

+