Бесплатная горячая линия

8 800 700-88-16
Главная - Другое - Какие последсьвия у оспоримой сделки

Какие последсьвия у оспоримой сделки

Какие последсьвия у оспоримой сделки

Законодательное регулирование процедуры


Оспоримые сделки и их правовое регулирование подробно рассмотрены в Гражданском кодексе РФ. Статьи 168–179 регламентируют классификацию, порядок признания недействительности и другие тонкости. Глава 1 ГК РФ представляет исчерпывающую информацию обо всех нюансах, связанных с оспоримыми сделками.

Однако кроме ГК РФ есть и другие нормативно-правовые акты:

  • Федеральный закон от 26.12.95 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах».
  • Пленум Верховного Суда РФ и Пленум Высшего арбитражного суда РФ в постановлении от 01.07.96 № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации».
  • Постановление Конституционного Суда РФ от 10.04.03 № 5-П.
  • Федеральный конституционный закон РФ «Об арбитражных судах в Российской Федерации».
  • Федеральный закон от 21.07.97 № 119-ФЗ «Об исполнительном производстве».
  • Арбитражный процессуальный кодекс РФ, статья 288.
  • Федеральный закон от 14.11.02 № 161-ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях».
  • Федеральный закон «О приватизации государственного и муниципального имущества» от 21.12.01 № 178-ФЗ.
  • Постановление Президиума ВАС РФ от 12.11.02 № 6288/02.
  • Федеральный закон РФ от 27.11.92 № 4015–1 «Об организации страхового дела в Российской Федерации».

Между оспоримостью и ничтожностью сделок // Комментарий к п. 1 ст. 173.1 ГК

Статья 173.1.

Недействительность сделки, совершенной без необходимого в силу закона согласия третьего лица, органа юридического лица или государственного органа либо органа местного самоуправления (введена от 07.05.2013 N 100-ФЗ)1.

Сделка, совершенная без согласия третьего лица, органа юридического лица или государственного органа либо органа местного самоуправления, необходимость получения которого предусмотрена законом, является оспоримой, если из закона не следует, что она ничтожна или не влечет правовых последствий для лица, управомоченного давать согласие, при отсутствии такого согласия.

Она может быть признана недействительной по иску такого лица или иных лиц, указанных в законе.Законом или в предусмотренных им случаях соглашением с лицом, согласие которого необходимо на совершение сделки, могут быть установлены иные последствия отсутствия необходимого согласия на совершение сделки, чем ее недействительность. Существует многочисленная категория оспоримых сделок, которые в силу закона требуют согласия на их совершение.

Вот наиболее часто встречающиеся из них, а также упомянутые в общей части :

  1. сделки, совершаемые с предварительного разрешения органов опеки и попечительства ( ГК);
  2. изменение или расторжение договора, заключенного в пользу третьего лица, которое выразило намерение воспользоваться своим правом по договору, без согласия такого лица ( ГК).
  3. совершение сделок без согласия собственника по распоряжению недвижимым имуществом, находящимся на праве хозяйственного ведения ( ГК), или любым имуществом (для автономных и бюджетных учреждений — особо ценным движимым и недвижимым), находящимся на праве оперативного управления ( ГК);
  4. уступка права требования третьему лицу солидарным кредитором ( ГК);
  5. приобретение учреждениями акций, долей участия в хозяйственных обществах, вкладов в товариществах на вере без разрешения собственника учреждения ( ГК);
  6. уступка права требования без согласия должника, в котором личность кредитора имеет для него существенное значение ( ГК);
  7. одновременное коммерческое представительство разных сторон ( ГК);
  8. крупные сделки и сделки с заинтересованностью;
  9. распоряжение залогодателя банку о перечислении денежных средств на банковском счете, права по которому заложены, без согласия залогодержателя ( ГК);
  10. передача права по независимой гарантии без согласия гаранта ( ГК);
  11. распоряжение имуществом, находящимся в совместной собственности ( ГК);
  12. сделки, требующие предварительного согласия антимонопольного органа;
  13. отчуждение залогодателем предмета ипотеки без согласия залогодержателя ( и Закона об ипотеке);

Среди них распоряжение имуществом, находящимся в совместной собственности ( ГК), примечательно тем, что в нём обязательное в силу закона согласие сособственников предполагается.

Презумпция согласия означает необходимость отслеживания другими сособственниками таких сделок с целью заявления отказа, что является исключением из ГК, согласно которому отказ направляется по запросу лица, совершающего сделку. Политико-правовая логика такого решения в том, что отношения сособственников по поводу совместного имущества — это отношения близкого круга в сравнении с внешними контрагентами. Одному сособственнику сподручнее контролировать другого, нежели контрагенту знать о получении согласия каждого из них.При этом следует различать наличие полномочий на распоряжение общим имуществом (для внешних отношений от имени всех сособственников с контрагентами) и согласие остальных сособственников на такое распоряжение (внутренние отношения между совместными собственниками).

Конструкция распоряжения совместной собственностью такова, что закон предполагает наличие у каждого сособственника на распоряжение имуществом как полномочий от имени всех, так и их согласия. Если у сделки по отчуждению совместной собственности имеется порок, связанный с полномочиями на распоряжение, которые были ограничены в силу соглашения между всеми участниками совместной собственности, то такая сделка оспорима по п.3 ст.253 ГК:

«Совершенная одним из участников совместной собственности сделка, связанная с распоряжением общим имуществом, может быть признана недействительной по требованию остальных участников по мотивам отсутствия у участника, совершившего сделку, необходимых полномочий только в случае, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об этом.»

Однако представим себе ситуацию, при которой с полномочиями на распоряжение всё в порядке, однако один или несколько сособственников выразили отказ на совершение сделки, о чём мог знать приобретатель имущества, находящегося в совместной собственности. В таком случае применяется ГК.

Каково содержание загадочной формулировки ГК в части, которая предусматривает исключения из оспоримости сделки, совершённой без надлежащего согласия — «если из закона не следует, что она ничтожна или не влечет правовых последствий для лица, управомоченного давать согласие, при отсутствии такого согласия»?Толкование ГК невозможно без ответов на следующие вопросы:

  1. Есть ли в нашем праве презумпция ничтожности сделок?
  2. Может ли явно выраженный в законе запрет на совершение сделки без получения согласия истолковываться как основание ничтожности такой сделки?
  3. Что такое существо законодательного регулирования?
  4. Какие ещё могут быть правовые последствия дефектных сделок кроме оспоримости и ничтожности?
  5. Возможна ли внесудебная оспоримость сделок?

Попробуем разобраться со смыслом рассматриваемой нормы в контексте ответов на эти вопросы.Общие основания ничтожности сделокЗаконодательство предусматривает общий режим ничтожности ( ГК), который устанавливает критерии (основания) недействительности сделок без необходимости их оспаривания в суде, и ничтожность в силу специальных норм (например, ничтожность договора страхования ответственности иных лиц по ГК или перевода долга без согласия кредитора по ГК). Пленум Верховного Суда в № 25 дезавуировал пореформенную презумпцию оспоримости сделок, тотально увеличив основания ничтожности следующими случаями нарушений:1) установленных в законе явно выраженных запретов, которые по мнению высокого суда презюмируют наличие публичных интересов, подлежащих правовой защите;2) императивных норм в пользу потребителей, которые в силу своей ограниченной рациональности и массовости сделок не изучают их условий;3) совершение не предусмотренных односторонних сделок, на которые не распространяется принцип свободы договора;4) несоответствие сделки существу законодательного регулирования.Таким образом, судебная практика расширила гипотезу общей нормы ГК об основаниях ничтожности сделок.Критерий явно выраженного запрета является не вполне определённым, оценочным. До формирования судебной практики по каждому случаю нарушения сделкой запрета вопрос о том оспорима она или ничтожна остается подвешенным.

Помимо очевидных запретов (таких как приобретение акций или долей участия в обществе органами власти согласно ГК) существуют императивные нормы, которые являются запретом по своему смыслу, не будучи даже сформулированными как запрет.

Пожалуй, самый яркий пример – многострадальная ГК, о которую было сломано не мало копий и понимание судами которой менялось неоднократно. Текстуально статья не содержит явно выраженных запретов. Но они выводятся судами по смыслу нормы.

Если для предпринимателей обусловленное платой право заказчика на отказ от договора является допустимым, то в отношении потребителей такое условие будет ничтожным. Если плата за отказ не зависит от фактически оказанного объема услуг и настолько значительна, что лишает заказчика экономического смысла отказываться от договора, то такое условие суды также находят ничтожным (дело Росбанк против консалтингового агентства «Сфера» № А40-186044/2013). Указанный подход был закреплён в Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22.11.2016 N 54

«О некоторых вопросах применения общих положений Российской Федерации об обязательствах и их исполнении»

:»Если будет доказано очевидное несоответствие размера этой денежной суммы неблагоприятным последствиям, вызванным отказом от исполнения обязательства или изменением его условий, а также заведомо недобросовестное осуществление права требовать ее уплаты в этом размере, то в таком исключительном случае суд вправе отказать в ее взыскании полностью или частично ( ГК РФ)».Вызывает обеспокоенность использование Верховным Судом при формировании нормативных правовых позиций общего запрета недобросовестных действий, который явно направлен на устранение несправедливости по конкретным казусам.

Тем более, что к настоящему времени у Верховного Суда появился новый инструмент правотворчества — существо законодательного регулирования.Существует явно выраженный запрет, применение которого уничтожит любую сделку –

«никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения»

( ГК).

Всякое лицо, совершающее сделку в нарушение императивной нормы закона, делает это не иначе как к своему интересу, желая получить какую-либо выгоду. Значит любое нарушение императивной нормы закона идёт в связке с нарушением запрета извлекать из этого нарушения преимущество. Добавим сюда недобросовестное заключение сделки, которая вовсе не нарушает закон, и можно уничтожать любую непонравившуюся сделку.

Следовательно, генеральный запрет ГК хотя и является явно выраженным, но рассматривать его нарушение как основание ничтожности сделки опасно для гражданского оборота.Практика применения связки из и п.2 ГК должна уступить действию ГК об антисоциальных сделках, состав которой следует оттачивать в судебной практике. При этом было бы ошибкой отождествлять нарушение сделкой основ правопорядка и нравственности с криминализацией деяний, которые совершаются в виде такой сделки.

Здесь нет места той логике, что чем выше общественная опасность деяния, тем она скорее подрывает сами основы правопорядка и нравственности. Распространенное нарушение в сфере долевого строительства посредством двойных продаж одних и тех же квартир может подпадать под действие уголовного закона, но о применении ГК даже нет речи. Назначение ГК — лишение юридической силы тех сделок, которые хотя и не нарушают какой-либо запрет, однако же не могут быть сохранены по соображениям добрых нравов.

Разница между антисоциальными сделками и связкой обычной ничтожности с шиканой (п.2 ст.168 + ст.10) в том, что одного лишь намерения причинить вред другому лицу недостаточно — сделка должна «шокировать совесть» среднего представителя общества (обывателя). Усматривать в ГК ту особенность, что по ней, в отличие от обычной ничтожности, в случаях, предусмотренных законом, возможна конфискация переданного по сделке в доход государства, неправильно. Конфискация не должна составлять конститутивный признак ГК, поскольку изъятие имущества в пользу государства является мерой публичного воздействия, и ей не место в гражданском законодательстве.

В том, что такое существо законодательного регулирования, также нет единого понимания. Впервые оно было названо в качестве признака императивности нормы в Постановлении Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 № 16 «О свободе договора и её пределах».

Верховный Суд пошёл дальше, разъяснив, что существо законодательного регулирования предопределяет не только императивный характер нормы, но и её запретительный характер в той степени, которая влечёт ничтожность сделки.

В качестве примера указано на ничтожность условия договора доверительного управления имуществом, устанавливающего, что по истечении срока договора переданное имущество переходит в собственность доверительного управляющего (п.74 Постановления Пленума ВС от 23.06.2015 № 25

«О применении судами некоторых положений раздела I части первой Российской Федерации»

).

Применительно к норме об ответственности за нарушение обязательства Верховный Суд приводит пример ничтожности условия договора охраны или договора перевозки об ограничении ответственности профессионального исполнителя охранных услуг или перевозчика только случаями умышленного неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства ( Постановления Пленума ВС РФ от 24.03.2016 № 7).
Применительно к норме об ответственности за нарушение обязательства Верховный Суд приводит пример ничтожности условия договора охраны или договора перевозки об ограничении ответственности профессионального исполнителя охранных услуг или перевозчика только случаями умышленного неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства ( Постановления Пленума ВС РФ от 24.03.2016 № 7). Однако в обоих приведённых примерах нет той конкретной нормы закона, которой бы противоречили условия договора.Так что же такое существо законодательного регулирования отдельного вида обязательств?

От ответа на этот вопрос будет зависеть степень договорной свободы в обществе.

Если мы под ним понимаем только выход за пределы общей структуры прав и обязанностей, которая предопределяет квалификацию отдельного договорного вида, то мы ограничиваем право сторон структурировать сделку по своему усмотрению, заключать смешанные и непоименованные договоры.

Если же нарушение сделкой существа законодательного регулирования рассматривается как вариант несправедливых условий договора, то для корректировки справедливости суд должен использовать инструментарий расторжения и изменения, предусмотренный только для договоров присоединения. Такое понимание явно не соответствует подходу Верховного Суда.Вероятно, существо законодательного регулирования – это судебный способ преодолеть внутреннее противоречие в волеизъявлении сторон, при котором определенная сторонами структура прав и обязанностей не соответствует договорной цели (каузе), а, следовательно, не является Парето-оптимальной. Одного лишь несоответствия договора обязательственному типу или наличия в нём явно обременительного условия недостаточно.

Суд должен установить, что диспропорция прав и обязанностей сторон не позволяет им прийти к взаимному удовлетворению их интересов, которые декларировались на входе в сделку. Иными словами, содержание договора настолько не соответствует его предмету, что заключение такого договора для одной из сторон не просто невыгодно, а с самого начала было лишено всякого смысла.

В этом случае для восстановления баланса в отношениях сторон суд лишает сделку (или при наличии возможности только ее отдельное условие) юридической силы, несмотря на то, что такая сделка соответствует закону.Этот приём судебной интерпретации отличается от объективно-телеологического толкования тем, что суд не исследует конкретную норму права, придавая букве закона новое значение. Смысл извлекается из общей регулятивной направленности массива норм, касающегося данного вида правоотношений, и становится совершенно новым правилом.

В итоге судебная практика формулирует запрет, которого нет в законе ни в каком виде. Все это происходит в России – «стране непрецедентного права».

Любой спор зависит от понимания судом закона. Позитивизм наших судов не более чем миф, а строгое следование закону при разрешении спора из уст самих судей — лицемерие. Когда им нужно уничтожить сделку, отсутствие подходящей нормы закона не является помехой. Верховный Суд прямо призывает нижестоящие суды к контролю за договорами, которые хотя соответствуют закону, но нарушают существо законодательного регулирования.

Верховный Суд прямо призывает нижестоящие суды к контролю за договорами, которые хотя соответствуют закону, но нарушают существо законодательного регулирования.

Рекомендуем прочесть:  Срок гарантии на телефон самсунг

Без судебного правотворчества не может обойтись ни один развитый правопорядок.Насколько обоснованно помещать договорную свободу в рамки, не связанные с нарушением императивных норм и даже с несправедливой асимметрией переговорных возможностей? Несмотря на то, что отдельные договорные виды следуют за первой частью и подчиняются общим правилам о договорах, они исторически старше общих правил, включая правило о свободе договора. Гражданское право по своей природе казуистично.

То, что сегодня представлено в общих положениях о договоре, в основе своей является результатом переработки немецкими пандектистами римского наследия. Конкретные виды договоров появились раньше предложенного Савиньи самого понятия гражданско-правового договора, прототипом которого является учение о безымянных контрактах (innominati contractus). Купля-продажа, наем, стипуляция рассматриваются в Дигестах как самостоятельные виды соглашений (conventio, pactum), вместе образующие набор защищаемых кауз, но не виды единой договорной конструкции.Исследование вопроса о генезисе свободы договора в континентальной цивилистической традиции приводит к выводу о том, что юридическое признание непоименованных договоров во 2 в.

н.э. является очередным витком отхода от формального права к судебной защите любых справедливых интересов кредиторов.

Правовой принцип свободы договора появился более чем через 1,5 тыс. лет вместе с общим понятием гражданско-правового договора, то есть значительно позднее отдельных типов договорных связей и безымянных контрактов, и был сформулирован как общее правило, из которого право по мере своего развития должно было находить исключения. Раз так, то у судов нет препятствий для уничтожения сделок или их отдельных условий, которые при формальном соответствии закону нарушают справедливый интерес кредитора.

Ведь именно ради защиты этого интереса был изобретён сам договор, а вместе с ним и принцип свободы договора.Неудивительно, что алгоритм вынесения решений квалифицированными судьями начинается не с поиска нормы права, а с формирования представления о справедливом обмене на основе изучения обстоятельств дела с последующим поиском обоснования в законе, практике и доктрине. Качество судебного решения, таким образом, зависит не только от чутья справедливости, но и от добросовестности поиска норм права, недопустимости молчаливого игнорирования одних норм в угоду другим и, в конечном счете, от умения судьи открыто мотивировать судебные решения, не допуская их обскурантности. В ГК, которая определяет конкретный состав оспоримой сделки, содержится указание на возможную ничтожность в силу закона.

Имеется ли здесь ввиду также и общий правовой режим ничтожности? Полагаю, что нет. Для того, чтобы считать сделку без обязательного согласия ничтожной, нужно найти в законе прямое указание на ничтожность. Суд не может истолковать запрет закона совершать сделку без чьего-либо согласия как нарушение «явно выраженного запрета», влекущее ничтожность.

Напротив, конкретный состав оспоримости сделки, предусмотренный ГК, является специальной нормой по отношению к общему правовому режиму ничтожности сделок. Сделка, совершенная без согласия, является оспоримой, если в отношении такой сделки нет еще более специальной нормы, прямо указывающей на её ничтожность.Например, сделка, совершенная в нарушение явно выраженного запрета распоряжаться имуществом подопечного (или ребенка — в силу СК) без получения предварительного разрешение органа опеки и попечительства ( ГК), является оспоримой. Другой пример — уступка права требования без согласия должника, в котором личность кредитора имеет для него существенное значение ( ГК).

Ранее в судебной практике на примере уступки права из договора о совместной деятельности такие сделки объявлялись «невозможными» к совершению, что равносильно их ничтожности ( Информационного письма Президиума ВАС РФ от 25.07.2000 № 56 «Обзор практики разрешения арбитражными судами споров, связанных с договорами на участие в строительстве»).

В настоящее время для такого толкования подобных сделок нет оснований, и они являются оспоримыми по ГК. Невозможность освобождения от правовых последствий сделки, совершённой без необходимого в законе согласия Сделка без обязательного согласия может подпадать под условия оспоримости по ГК, но закон предусматривает иные последствия, которые никак не ограничивают правовой эффект совершённой сделки.

В таком случае не только действительность такой сделки не может быть поставлена под сомнение, но она порождает права и обязанности для лиц, чьё согласие требовалось получить при её совершении (абзац второй ГК).Например, согласно ГК участники полного товарищества при совершении одним из них профильной для товарищества сделки без их согласия вправе требовать от совершившего ее товарища убытки или передачи полученных от такой сделки выгод.

Специальные последствия продиктованы фидуциарным характером отношений между товарищами. Закон стимулирует избирательность в выборе товарищей как постоянных партнёров по бизнесу, защищая интересы случайных контрагентов.Другой пример, когда совершение сделки без получения установленного в законе согласия полностью признаётся правом, но влечёт возникновение у третьих лиц секундарного правомочия. Передача пая членом производственного кооператива лицу, не являющемуся его членом, без согласия общего собрания членов кооператива предоставляет другим членам право преимущественной покупки такого пая или его части (п.3 ст.103.6 ).Ещё один пример — перевод долга в составе проданного предприятия без согласия кредитора ( ГК).

В отличие от обычного перевода долга, влекущего ничтожность в силу прямого указания закона, в данном случае предусмотрена солидарная ответственность должника и покупателя предприятия перед кредитором.Наконец, один из наиболее частых на практике примеров — отчуждение залогодателем предмета залога без согласия залогодержателя ( ГК, и Закона об ипотеке). Признавая за такой сделкой правовые последствия, закон сохраняет обременение вещи залогом и предоставляет залогодержателю право потребовать досрочного исполнения обеспеченного обязательства и обращения взыскания на заложенную вещь. В случае ипотеки, если залогодержатель решил воспользоваться таким правом вместо оспаривания сделки, то при доказывании им стандартного для ГК реквизита недобросовестности покупателя заложенной недвижимости, залогодержатель получает солидарную множественность на стороне должника (должник; залогодатель, отличный от должника; недобросовестный покупатель в размере стоимости предмета залога).

Смысл такой солидарной множественности в том, что покупатель, знавший об обременении недвижимости, отвечает перед залогодержателем лично всем своим имуществом вне зависимости от утраты предмета залога, ведь на нём как на владеющем собственнике риск гибели вещи. Избирательное отсутствие правовых последствий сделки, совершённой без необходимого в законе согласияЧто же понимается под «не влечёт правовых последствий»? Может быть избирательное отсутствие правовых последствий есть подобие относительной ничтожности?

Такой взгляд кажется логичным при системном толковании абзацев первого и второго ГК. Если во втором абзаце речь идёт об иных последствиях, чем недействительность, то отсутствие правовых последствий для согласующего лица логически может являться разновидностью недействительности помимо оспоримости и ничтожности.По классическому представлению о ничтожности сделок она не может быть избирательной и иметь значение только для одного или нескольких лиц.

Признание юридической силы сделки осуществляется не от имени частного лица и не ради него, но в интересах всего общества, от имени правопорядка в целом (даже если общественный интерес опосредован интересом конкретных лиц, например, потребителей). Известные основания ничтожности сделки (нарушение закона и прав третьих лиц/публичных интересов, несоответствие существу законодательного регулирования) имеют публичную природу, касаются интересов множества лиц, непосредственно не связанных со сделкой, являются источником негативных экстерналий.Формулировка абзаца первого ГК об избирательном отсутствии правовых последствий имеет отношение к случаям, когда сделка может быть сохранена, но в таком ограниченном виде, что она никак не влияет на имущественную сферу лица, согласие которого требуется на её совершение.

Такое вряд ли возможно представить применительно к публичным и корпоративным органам, уполномоченным давать обязательное согласие, а вот к третьим лицам — вполне.Например, случай представительства, описанный в законе.

Допустим, договором простого товарищества предусмотрено, что ведение дел осуществляется совместно, тогда в силу абзаца второго ГК требуется согласие всех товарищей.

Ограничение полномочий для внешних отношений указано в доверенности или в договоре, когда полномочие представителя следует из него. Если один из товарищей совершил сделку с третьим лицом вопреки ограничению полномочий, о чём должна была знать другая сторона по сделке, то остальные товарищи вправе ссылаться на ограничение прав совершившего сделку ( ГК).

Если один из товарищей совершил сделку с третьим лицом вопреки ограничению полномочий, о чём должна была знать другая сторона по сделке, то остальные товарищи вправе ссылаться на ограничение прав совершившего сделку ( ГК).

Эта специальная норма является примером тех особых последствий, о которых говорится в абзаце первом ГК.

У товарищей нет права оспорить сделку, но они могут освободиться от её правовых последствий простым возражением (как и взыскать убытки с товарища, который совершил сделку).

Таким образом, эффект внесудебной оспоримости достигается через модифицированное применение общего правила о том, что сделка не обязывает третьих лиц, которые в ней не участвуют. Применяется правовой режим относительности — сделка попросту не создаёт обязанностей для лица, которое не дало согласие на участие в ней.Какова правовая природа согласия на совершение сделки?

К сожалению, ГК не даёт ответа на этот вопрос. Согласие третьего лица на совершение сделки может рассматриваться как особая форма участия в ней, обусловленная наличием признанного законом интереса лица, согласие которого требуется, в совершении сделки.

Если согласие дано, то лицо его давшее, не будучи непосредственно стороной сделки, признаётся её участником, и тогда на него распространяются соответствующие правовые эффекты этой сделки.

Если согласие не получено, то в случаях, установленных законом, в отношении такого лица сделка не влечёт правовых последствий. В отличие от известной конструкции сделок в пользу третьих лиц, такие подлежащие согласованию сделки возлагают обязанности или иным образом обременяют лиц, которые непосредственно её не совершают.

В отличие от известной конструкции сделок в пользу третьих лиц, такие подлежащие согласованию сделки возлагают обязанности или иным образом обременяют лиц, которые непосредственно её не совершают.

При этом обязанности возникают в отрыве от принятия предоставления по сделке и обусловлены исключительно согласием на совершение сделки.Ограничение правовых последствий сделки вместо её недействительности соответствует идеологии бережного отношения к гражданскому обороту.

Если сделка по характеру и последствиям нарушения может быть сохранена, она должна быть сохранена ради стабильности в экономике. Возможность оставления в силе сделок, которые нарушают закон, предусмотрена в ГК в виде

«других последствий нарушения, не связанных с недействительностью сделки»

.

Избирательное действие сделки по ГК – это вариант таких последствий, а ГК – частный случай их применения.Внесудебная оспоримость сделок, совершенных вопреки отказу лица, управомоченного давать необходимое в силу закона согласиеПредставляется полезным для гражданского оборота создание промежуточного правового режима недействительности сделок (внесудебной оспоримости) сделки — обессиливание сделки простым возражением (отказом) третьего лица, согласия которого следовало получить. При этом возникает проблема надлежащего установления обстоятельств, касающихся как согласия третьего лица, так и осведомленности о нём другой стороны. Вероятно, данную проблему следует решить, предоставив право сторонам сделки в судебном процессе доказать наличие согласия третьего лица или исцеляющую добросовестность другой стороны, которая не знала и не должна была знать об отсутствии согласия на совершение сделки.В итоге мы приходим к следующему новому правилу:

«Если сделка прямо противоречит выраженному в порядке ГК отказу в получении согласия на её совершение, то такая сделка недействительна, если только одна из сторон сделки не докажет, что согласие было получено, или другая сторона не знала и не должна была знать об отсутствии такого согласия»

.

До тех пор сделка, совершенная против отказа согласующего лица, будет считаться недействительной. Иначе говоря, мы переворачиваем бремя доказывания юридических фактов и вводим презумпцию недействительности сделок в тех случаях, когда согласие явно получено не было или имел место отказ в согласии.

Но в интересах добросовестной стороны суд может исцелить сделку. Конвалидация сделки в судебном порядке восстанавливает её с момента совершения.Полярные решения, связанные с недействительностью сделок, обладают недостатками, которые создают перекос в регулировании правоотношений.

Презумпция ничтожности стимулирует недобросовестных участников оборота всякий раз ссылаться на отсутствие юридической силы сделки.

Эстоппель лишь отчасти решает эту проблему, так как не рассчитан на ничтожость.

Презумпция оспоримости, напротив, вынуждает добросовестных участников оборота нести издержки на оспаривание каждой нарушающей их интересы сделки, что в макроэкономическом масштабе удорожает себестоимость товаров.Таким образом, арсенал средств воздействия на правовые последствия сделок разнообразен и не ограничивается оспоримостью и ничтожностью. В отдельных случаях закон предусматривает последствия, не связанные с недействительностью сделки.

Ими могут быть: освобождение от солидарной ответственности лица от имени которого также совершалась сделка; предоставление секундарного права на перевод прав и обязанностей по сделке; предоставление иска об убытках или присуждении выгод от сделки и пр. Общий перечень правовых средств должен пополниться внесудебной оспоримостью сделок — особой формой их недействительности. Внедрение в наш правопорядок промежуточных состояний между оспоримостью и ничтожностью позволит найти более тонкий баланс в правоотношениях в интересах тех лиц, чьё согласие заведомо получено не было, но которые вынуждены оспаривать каждую такую сделку.

Такой промежуточный институт вполне соответствует первоначальным задумкам реформы . В Концепции совершенствования гражданского законодательства шла речь о презумпции ничтожности сделок, нарушающих запрет, но в то же время допускалась

«возможность исцеления (конвалидации) в некоторых случаях ничтожных сделок»

.

Оспоримаясделка

Что это: сделка, имеющая пороки, из-за которых суд может признать ее недействительной.Но изначально она практически законна.

И в этом основное отличие оспоримости от ничтожности: погрешности оспоримой сделки не настолько серьезные, чтобы автоматически принуждать стороны восстанавливать положение вещей, существовавшее до сделки.Обращение в суд: признать сделку недействительной можно только через суд, как и применить последствия недействительности.Кто истец: участники сделки или специально указанное в законе лицо. Еще одно отличие – никто третий не может просто так оспорить сделку.Исковая давность: 1 год. В несколько раз меньше, чем у ничтожных сделок.

А значит, угроза для правопорядка и стабильности гражданского оборота куда незначительнее.Основания оспоримости1. Предмет сделки и ее условия:- нарушение закона или другого правового акта;- противоречие ограниченному кругу целей юридического лица, прописанных в учредительных документах.Видите, какая разница в формулировках? Правопорядок и нравственность куда основательнее, чем какой-то нормативный акт.

Так что не следовать букве закона, конечно, плохо. Но нужно сначала оценить степень нанесенного вреда, а потом уже отменять сделку.2. Субъект сделки:- дееспособное лицо, находившееся в состоянии неспособности понимать значение своих действий или руководить ими;- совершение сделки под влиянием заблуждения, насилия, угрозы, обмана.То есть вполне себе дееспособный с точки зрения закона человек находится в состоянии, когда его сознательность под вопросом.
Субъект сделки:- дееспособное лицо, находившееся в состоянии неспособности понимать значение своих действий или руководить ими;- совершение сделки под влиянием заблуждения, насилия, угрозы, обмана.То есть вполне себе дееспособный с точки зрения закона человек находится в состоянии, когда его сознательность под вопросом. Поэтому сначала проводится анализ сделки, а потом уже она признается недействительной.

Ведь возможна ситуация, когда человек, даже в полностью сознательном состоянии, сделал бы то же самое.3. Отсутствие полномочий и согласия третьего лица:- представитель гражданина или компании или орган юридического лица превысил свои полномочия;- ребенок от 14 до 19 лет совершил сделку без согласия родителей;- гражданин, ограниченный в дееспособности, не получил согласия попечителя;- отсутствует обязательное согласие третьего лица, органа юридического лица или государственного органа.»Нет согласия — нет сделки» здесь не работает. Суд будет оценивать и условия сделки, и ее существо, и еще множество фактов, прежде чем признает сделку без согласия или за пределами полномочий недействительной.У оспоримой сделки есть, конечно, определенное несоответствие закону.

Но оно не настолько фундаментально, чтобы автоматически рушить гражданский оборот.

78. Понятие представительства. Основания возникновения полномочий у представителя. Представительство без полномочий.

79.

Доверенность: понятие, форма, виды.80. Понятие, исчисление и виды сроков в гражданском праве.Подраздел 5. СРОКИ. ИСКОВАЯ ДАВНОСТЬ Глава 11.

ИСЧИСЛЕНИЕ СРОКОВ Статья 190. Определение срока — 19481. Понятие и виды сроков исковой давности. Статья 195. Понятие исковой давности Исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено.

Статья 196. Общий срок исковой давности 1.

Общий срок исковой давности составляет три года со дня, определяемого в соответствии со статьей 200 настоящего Кодекса.

2. Срок исковой давности не может превышать десять лет со дня нарушения права, для защиты которого этот срок установлен, за исключением случаев, установленных Федеральным законом от 6 марта 2006 года N 35-ФЗ «О противодействии терроризму». Статья 197. Специальные сроки исковой давности 1.

Для отдельных видов требований законом могут устанавливаться специальные сроки исковой давности, сокращенные или более длительные по сравнению с общим сроком. 2. Правила статьи 195, пункта 2 статьи 196 и статей 198 — 207 настоящего Кодекса распространяются также на специальные сроки давности, если законом не установлено иное. Стр 58 из 62 » Соседние файлы в предмете

  1. 10.01.20181.47 Mб
  2. 15.11.20171.41 Mб
  3. 15.07.2017206.66 Кб
  4. 09.08.20171.35 Mб

Для продолжения скачивания необходимо пройти капчу:

Что могут оспорить прокурор и поручитель

Так, если при совершении сделки затронуты государственные и общественные интересы, то ее может оспорить и прокурор (п.

18 ). А вот обжаловать заключенные фирмой договоры, которые противоречат целям ее деятельности, у надзорного органа уже не получится, замечает Ялилов.

В деле № прокурор наравне с другими истцами пытался оспорить продажу здания военным издательством, что привело к исчезновению активов у предприятия и его реорганизации. Но суды указали на то, что такой заявитель не относится к числу лиц, по иску которых подобное соглашение можно признать недействительным (ст.

173 ГК).Судебный пристав тоже может обратиться в суд с требованием признать недействительной сделку.

Речь идет о ситуации, когда в отношении должника возбуждено исполнительное производство, а тот пытается продать часть своего имущества, чтобы спасти активы от взыскания. У Николая Гарина* приставы арестовали прицеп, стимулируя его скорее рассчитаться с кредиторами. Но вместо этого должник умудрился продать это имущество, пока шло исполнительное производства.

Тогда сотрудники ФССП обратились в суд с требованием оспорить договор купли-продажи имущества.

Но суд не принял у них иск, сославшись на отсутствие законных интересов у таких заявителей в спорной ситуации. Апелляция оставила такое решение без изменений.

А отменил акты нижестоящих инстанций и подчеркнул, что приставы в этом случае могут обжаловать соглашение (дело № ). ВС подчеркнул, что такое право есть у сотрудников ФССП, если при совершении сделки должник злоупотребил правом в ходе исполнительного производства, действовал в обход закона и преследовал противоправную цель избежать обращения взыскания на принадлежащее ему имущество.

Хотя Речкин замечает: из п. 2 ст. 174.1 ГК (

«Последствия совершения сделки в отношении имущества, распоряжение которым запрещено или ограничено»

) следует, что подобную сделку не нужно признавать недействительной, так как она не мешает арестовать проданный актив.Какие обстоятельства помогут истцу оспорить сделки1) Совершенные в целях вывода активов:– Наличие цели совершения сделки, отличной от той, которая обычно преследуется при заключении подобных соглашений.– Наличие злоупотребления правами, которое совершили стороны сделки.– Наличие негативных правовых последствий для участников сделки, для прав и законных интересов иных граждан и юридических лиц.– Наличие у сторон соглашения иных обязательств, исполнению которых совершение сделки создает или создаст в будущем препятствия.Если сделки совершены лишь для вида и прикрывают вывод активов, то доказывается одновременное выполнение следующих условий:– Стороны сделки не собирались ее исполнять или требовать ее исполнения.– При заключении сделки подлинная воля сторон не была направлена на создание тех правовых последствий, которые наступают при ее совершении.2) Торги и сделки по ее результатам:– Сделка еще не исполнена заказчиком и победителем торгов.– При проведении торгов существенно нарушены положения профильных законов о закупках (44-ФЗ, 223-ФЗ):есть сведения о несоответствии конкретных положений закупочной (конкурсной/аукционной) документации требованиям законодательства о закупках.3) Сделки с недвижимостью, совершенные лицом, которое не понимало значений своих действий: – Заключения экспертов, полученные по результатам судебной психологической (психолого-психиатрической) экспертизы.– Подробные и точные показания свидетелей.

– Пояснений нотариусов, которые свидетельствовали сделку.4) Сделки при фальсификации самого договора– Заключение экспертов по результатам экспертизы (химической, почерковедческой).Источник: Вячеслав Голенев, адвокат Железников и партнёры Федеральный рейтинг группа Семейное/Наследственное право группа Уголовное право × С корпоративными отношениями спорные моменты в обсуждаемой теме возникают в тех случаях, когда они «осложняются» другими спорами. В частности, наследственными. Так, судам пришлось разбираться, есть ли у наследника доли в ООО право оспорить сделки, которые мог бы обжаловать наследодатель, но так этого и не сделал при жизни.

Три инстанции разошлись в оценке этой ситуации (дело № ). А Президиум ВАС подчеркнул, что наследник обладает теми же правами, которые имелись и у наследодателя и может защищать их при нарушении.

В том числе оспорить сделки, которые в свое время привели к уменьшению стоимости полученной доли в ООО. Участникам обществ вообще стоит внимательнее следить за теми сделками, которые проводят их организации.

В деле № директор ООО продал недвижимость компании (нежилые помещения) сторонним лицам.

Один из участников общества заметил, что сделка носит кабальный характер и попытался оспорить ее в судебном порядке, но безрезультатно.

Истец уверял, что спорное имущество было бы выгоднее продать по отдельности и за более высокую цену. Кроме того, в отношении ООО возбуждено исполнительное производство, так что момент для распродажи активов не самый удачный. Но суды эти аргументы не убедили.

Три инстанции указали на то, что сделку можно признать кабальной при стечении сразу нескольких тяжелых обстоятельств, а не одного.

Да и условия соглашения должны быть не просто «невыгодными», а «крайне невыгодными», подчеркнули суды, отказав в иске. Значительно проще добиться признания сделки кабальной, если при ее заключении одну из сторон серьезно обманули. Сослан Гаджинов купил компанию «Энергия» у Андрея Тарасенко.

При подписании договора купли-продажи продавец в акте-приема передачи перечислил долги, которые есть у фирмы, – 111 000 руб. Но уже после сделки выяснилось, что общая задолженность компании перед всеми кредиторами составляет около 300 000 руб.

Указав на то, что Тарасенко об этом не сообщил покупателю, Гаджинов попросил признать недействительной соглашение купли-продажи организации. И суды удовлетворили требования заявителя, признав сделку кабальной (дело № ).

А вот поручителю обжаловать основное обязательство будет непросто.

Компания «Южный металл» взяла кредит на 82 млн руб.

в ВТБ, но смогла отдать лишь 6 млн руб.

Остальную сумму банк стал требовать с поручителей, те в ответ попытались признать кредитное соглашение недействительным (дело № ).

Заявители уверяли, что договор займа изначально заключен на кабальных условиях.

Но три инстанции подчеркнули, что поручители, не являясь стороной спорного договора, не могут его оспаривать из-за «крайне невыгодных» условий в документе.Поручителю покупателя-компании тоже не удастся оспорить договор купли-продажи, даже если это соглашение директор фирмы подписал, выйдя за пределы своих полномочий (п. 1 ст. 174 ГК). В соответствии с этой нормой подобную сделку суд может признать недействительной только по иску лица, «в интересах которого установлены ограничения» (п.

10 информационного письма Президиума ВАС № 28 ). В спорной ситуации – это компания-покупатель.

Чем отличается оспоримая сделка от ничтожной?

Суть оспоримой сделки с недвижимым имуществом понятна из самого названия.

Оспоримая сделка – это та, которую можно оспорить в судебном порядке, а также, напротив, признать ее действительной.

Законодательно предусмотрено несколько признаков, по которым можно оспорить сделку.

  • Сделка заключалась в результате обмана, физического или психологического насилия, угроз жизни и здоровью, преднамеренного сговора или в условиях, когда в ходе тяжелых обстоятельств, одна из сторон заключила договор с невыгодными для себя последствиями. Если сделка признается недействительной, потерпевшей стороне будет возвращено полученное по договору имущество. Если злоумышленником был получен какой-либо доход от использования имущества, он перечисляется в пользу государства (односторонняя реституция).
  • В процессе заключения сделки одна из сторон не осознавала и не могла осознавать в полной мере своих действий (алкогольное или наркотическое опьянение, действие лекарств, тяжелая болезнь и т.д.). Если сделка будет признана недействительной, наступает двусторонняя реституция.
  • Одну из сторон сделки ввели в заблуждение. Этот факт потребуется доказать суду. Если сделка будет признана недействительной, обе стороны возвращают все материальные блага (двусторонняя реституция).
  • Одна из сторон сделки – ограниченно дееспособное лицо или несовершеннолетний, действующие без ведома и согласия законных представителей. По результатам суда наступает двусторонняя реституция.
  • Сделки с недвижимостью, которая является совместно нажитым имуществом супругов, если не было оформлено нотариальное согласие на его реализацию от второго супруга.

Чтобы признать сделку оспоримой, а, впоследствии, недействительной, необходимо обратиться в суд.

Иск подается лицом, чьи интересы пострадали.

Срок исковой давности по оспоримым сделкам равен одному году.

Период рассчитывается с момента, когда пострадавшее лицо узнало, что есть основания для признания сделки недействительной, или с момента, когда были прекращены действия по принуждению к совершению сделки.

В некоторых случаях в судебном порядке этот срок может быть продлен.

Еще одно существенное различие между ничтожной сделкой и оспоримой в том, что последняя может быть признана в судебном порядке недействительной не с момента заключения, а в будущем.

Классификация

Причины, по которым соглашение может быть оспорено в судебном порядке, кроются либо в действиях и состоянии договаривающихся лиц (контрагентов), либо в обстоятельствах его заключения.

В зависимости от квалифицирующих признаков, подобные сделки в гражданском праве подразделяются на несколько типов:

  1. Договор, заключённый с применением физического или морального давления: пыток, угроз, шантажа.
  2. Заключённые юр.лицами, не имеющими соответствующих правоспособностей, то есть юридических прав на заключение сделок подобного рода.
  3. Если договор заключён с физ.лицом, признанным судебными инстанциями ограниченно дееспособным.
  4. Явно несправедливая сделка, заключённая в результате тяжёлых жизненных обстоятельств.
  5. Когда в момент заключения договора один из его участников по разным причинам не был способен отдавать отчёт своим действиям.
  6. Сделки, одним из участников которых выступает несовершеннолетнее лицо в возрасте от 14 лет. Любые договора, заключённые детьми младше данного возраста, автоматически считаются ничтожными в силу действующих законов.
  7. Когда участник сделки был введён в заблуждение относительно действительных её результатов и последствий.
  8. Заключённые юр.лицами или госорганами, имеющими ограниченные полномочия.

Закон об эмансипации несовершеннолетних

«Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая)» от 30.11.1994 N 51-ФЗ (ред.

от 03.08.2018) Статья 27. Эмансипация 1. Несовершеннолетний, достигший шестнадцати лет, может быть объявлен полностью дееспособным, если он работает по трудовому договору, в том числе по контракту, или с согласия

Виды оспоримых сделок

К оспоримым сделкам относятся:

  1. сделка, совершенная представителем или органом управления компании в ущерб интересам этой компании (без доверенности, с нарушением условий осуществления полномочий либо интересов представляемого лица и компании)
  2. сделка, стороной которой является несовершеннолетний (в возрасте от 14 до 18 лет), совершенная без согласия его родителей в случаях, когда такое согласие требуется по закону
  3. сделка, заключенная без необходимого в силу закона согласия третьего лица, органа управления компании или госорган
  4. сделка, стороной которой выступает компания, заключенная в противоречии с целями деятельности компании
  5. сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта, если из закона не следует, что должны применяться другие последствия нарушения (при этом, сделка не должна посягать на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц)
  6. сделка, заключенная частным лицом, не способным понимать значение своих действий или руководить ими
  7. сделка, заключенная частным лицом, ограниченным в дееспособности в судебном порядке
  8. сделка, заключенная под влиянием обмана, насилия, угрозы или неблагоприятных обстоятельств
  9. сделка, заключенная под влиянием существенного заблуждения

Юридические услуги

по вопросу признания оспоримой сделки недействительной

Недействительные сделки: Видео

( 1 оценка, среднее 5 из 5 ) 87 Понравилась статья? Поделиться с друзьями: С возрастом состояние психического здоровья ухудшается, не позволяя престарелым людям полноценно ухаживать за собой Медиация — это альтернативный способ разрешения споров с помощью привлечения незаинтересованного третьего лица — Школа — пространство, в котором взаимодействуют неравные группы людей.

Они отличаются по возрасту, статусу, На современном этапе законом РФ предусмотрена возможность реабилитации заемщика перед кредитором.

Проще говоря, если Сегодня все граждане РФ могут убрать ложные данные о себе из интернета. С начала этого В современном мире почти все люди пользуются банковскими картами или просто переводят деньги со

Наличие порока

В российском законодательстве устанавливается такое понятие, как недействительность.

Это означает, что в действиях субъекта присутствует какой-либо порок. Его наличие в том или ином элементе приводит к отсутствию юридических последствий при заключении сделки. Но, учитывая то, что само действие имеет внешнюю форму, факт присутствия порока подлежит констатации.

Недействительные сделки классифицируются в зависимости от того, необходимо ли для признания ее таковой решение суда либо она является такой вне зависимости от этого акта. Разграничение установлено в ГК.

В положениях статьи указанные выше договоры классифицируются как ничтожные и оспоримые сделки.

Последние новости по теме статьи

Важно знать!
  • В связи с частыми изменениями в законодательстве информация порой устаревает быстрее, чем мы успеваем ее обновлять на сайте.
  • Все случаи очень индивидуальны и зависят от множества факторов.
  • Знание базовых основ желательно, но не гарантирует решение именно вашей проблемы.

Поэтому, для вас работают бесплатные эксперты-консультанты!

Расскажите о вашей проблеме, и мы поможем ее решить! Задайте вопрос прямо сейчас!

  • Анонимно
  • Профессионально

Задайте вопрос нашему юристу!

Расскажите о вашей проблеме и мы поможем ее решить!

+